9. Фестиваль садовых красок в замке Шомон. Спор о современных садах

 

Замок Шомон-на-ЛуареЗеленый заяц - преддверие фестиваля садов в Шомоне
Замок Шомон-на-ЛуареЗеленый заяц - преддверие фестиваля садов в Шомоне

Во время переезда в Шомон дождь сменился ярким, осенним солнцем. Группа оказалась на распутье – час времени на все, вот замок, вот его парк, а вот фестиваль современных садов. Я решил быть честным и за кругленькую сумму купил билет для знакомства с современным ландшафтным творчеством. Что ж, наступает самый трудный момент моего рассказа.

Фестиваль садов в замке Шомон. Все в красном
Фестиваль садов в замке Шомон. Все в красном

Друзья-ландшафтники бродили по отгороженным друг от друга участкам, восторженно перекликаясь, я же погружался во все более мрачное и апокалиптическое настроение. Привыкнув к примитивным, почему-то всегда изобразительным формам наших конкурсных садов (львы, собачки, журавли, колодцы из неживых материалов), я ждал чего-то гораздо более талантливого и ...садового, что ли.

Фестиваль садов в замке Шомон. МетеорФестиваль садов в замке Шомон. Сад, поедающий головы (Head-Eating Garden)
Фестиваль садов в замке Шомон. МетеорФестиваль садов в замке Шомон. Сад, поедающий головы (Head-Eating Garden)

Но вид кучи шлака со вставленным в нее увлажнителем ("Метеор"), галечной насыпи с белыми цветами над ней ("От черноты воды к белизне неба"), пластиковых полушарий над заурядными кустами ("Сад, поедающий головы"), и тому подобных объектов мне садовым не показался.

 

Фестиваль садов в замке Шомон. Белье как садовый объектФестиваль садов в замке Шомон. От черноты воды к белизне неба
Фестиваль садов в замке Шомон. Белье как садовый объектФестиваль садов в замке Шомон. От черноты воды к белизне неба

Более того, корифеи французского дизайна показали пример (тема фестиваля – "Сады красок"), углубившись в парк и покрасив там в красный цвет половину сосны, березы, железной палки.

 

Фестиваль садов в замке Шомон. Сад красоты
Фестиваль садов в замке Шомон. Сад красоты

Меня заинтересовали те садики, где были выражены тектоника, вертикаль и путь – три арки с зеленью и зеркалами для изучения себя в пейзаже ("Сад красоты", авторы Кристоф Робин и Кларис Беро); скальные стенки, черные с одной стороны и белые с другой, и надписи, выполненным сталью в песчаном полу. Но общее мое впечатление было – грусть и разочарование.

 Не хотелось спорить с теми, кто видел здесь ценные и – повторюсь – именно садовые идеи. Но умнейшая Ольга Арсеньевна начала дискуссию в автобусе так, что я не мог не опустить забрало. Повторю свои слова вкратце.

 

Фестиваль садов в замке Шомон. Работа корифеев с названием Colores in the bosco (Цвета в лесу)
Фестиваль садов в замке Шомон. Работа корифеев с названием Colores in the bosco (Цвета в лесу)

Для меня садовый пейзаж и живописная картина – явления примерно одного порядка. В обоих есть присущие им элементы, система их организации и пути развития, повышения впечатлений, которые получает зритель. Авангард 1920-х годов анатомировал картину (Пикассо) или свел ее к одному пикселу, к дыре в иное, якобы более реальное пространство (Малевич). После этого картина, творчество в картине не возобновилось: вот сто лет прошло, а нового ничего нет, только вариации реализма и "актуальные" инсталляции. Первое ничего яркого и великого не дает, второе не является картиной – иные элементы, иные, простейшие законы их сочетания плюс мнимый символизм. Не то ли в ландшафтной фестивальной моде ("Сад, поедающий головы")?.. Мне, историку искусства и потребителю ландшафтной продукции, "моринские" цветники кажутся схожими с коммерческим псевдореализмом Шилова и Глазунова, а инсталляции и крашеные пески – параллелью конструкциям Ильи Кабакова или уродливым химерам Шемякина.

 Я всегда думал, что садовое творчество стоит на трех китах – пространство, тектоника, картина. Пространство – это прежде всего его пропорции, членения, создающие художественный эффект, будь то в Версале или Павловске. Тектоника – вертикальный рост объекта, его колонны и статуи, деревья и боскеты. Картина – организованный вид на сцену, будь то узорный партер Вилландри или разворачивающиеся по вертикали купы и просветы Шарлоттенхофа. И я не вижу почти ничего из этих элементов, едва угадываю исчезающие хвосты этих китов в обсуждаемых памятниках. Инсталляция и перформанс происходят от картины, но они уже не картина.

 И второе замечание – мы трагически мало знаем. Особенно историю! В споре возникала похвала садикам камышей и осоки, являющим новые тенденции в ландшафтном строительстве. Но это новое слово - "дикий сад" англичанина Уильяма Робинсона - появилось сто тридцать лет назад. Выходит, что речь идет не о новом творчестве, а о моде, которая мелкотравчата, поверхностна и постоянно находит "хорошо забытое старое"?

 В дискуссии, которая, надо отдать нам должное, велась по существу и без агрессии, сказано было много интересного. Не все считали "фестивальные" инсталляции удачными. Возникло даже сравнение современных изысков с сатирой Аверченко "Крыса на подносе", в которой художник-инсталлятор под угрозой расправы признается: "Хотел как чуднее сделать". Честно говоря, я тоже вспомнил об этом рассказе, но решил промолчать. Однако вспомнила Маша, ландшафтница и практик, работавший над цветниками Царицына...

 Была речь и о новых формах и материалах. Да, мне тоже кажется, что ландшафтная архитектура может пользоваться не только камнем, железом и растениями, но и световыми стенами, пространственными видеопроекциями – словом тем, что без особой радости для населения применяют актуальные художники. Я за добрый, плодотворный, приносящий радость простым зрителям брак между современным ландшафтным дизайном и современным же лэнд-артом! А коллеги пусть скажут за себя на этой же странице.

 

Великолепный бассейн во дворе замка Шомон - на мой вкус, лучший из современных ландшафтных объектов этого парка
Великолепный бассейн во дворе замка Шомон - на мой вкус, лучший из современных ландшафтных объектов этого парка

 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2019. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.