Просвещение - Континентальная Европа

 

Творческие идеи и готовые схемы пейзажного парка, разработанные в Британии, имели большое влияние в континентальной Европе, сначала во Франции, а затем и в других странах. Французские садоводы предпочитали говорить об “англо-китайском саде”, полном извилистых дорожек, холмов и экзотических беседок. Культ природы и естественной гармонии, созданный Руссо, вызвал к жизни и философские парки. Среди них парк Монсо под Парижем, где повторены постройки виллы Адриана, Эрменонвиль, последнее пристанище Руссо, мистический Дезар де Ретц, хозяин которого построил в чаще искусственного леса дом в форме сломанной колонны.

Особое место пейзажность занимала в Версале. На месте “фарфорового” Трианона был построен одноэтажный Большой Трианон, рядом поднялся Малый Трианон, дворец-павильон, построенный Жаком-Анжем Габриэлем (1774) и подаренный Людовиком XVI Марии-Антуанетте. Малый Трианон с двух сторон окружен регулярным садом, а с остальных — пейзажной зоной парка. Когда герцогиня Конде устроила в Шантийи деревню и ферму (1773), эта мода была тотчас подхвачена в Версале (смотри Деревня).

Компромиссным был путь развития садового искусства в Германии XVIII столетия. Правителям хотелось иметь парк, похожий на Версальский, и в то же время до них доходили сведения о пейзажном направлении.
Нимфенбург, резиденция баварских курфорстов на окраине Мюнхена, был устроен в подражание Версалю, но вскоре пришлось переустраивать его по пейзажной моде: диагональные видовые аллеи превратили в подобия долин, создали озера “естественной” формы. Тем не менее, основные черты формального парка остались нетронутыми.

Самыми интересными пейзажными усадьбами Германии стали философские парки. Один из них — резиденция прусского короля Фридриха II. Длинная осевая аллея парка Сан-Суси (по-французски “без забот”) нанизывает сооружения разного характера и периодов. В ее начале — легкий увеселительный дворец Сан-Суси, стоящий на увитом виноградом холме. В конце — огромный Новый дворец, который Фридрих построил во время тяжелых войн и называл “своей бравадой”. В парке стоит Китайский чайный домик — зеленый павильон с колоннами-пальмами и золочеными фигурами китайцев. С этим легкомысленным павильоном, украшенным внутри фигурками одетых в человеческие костюмы обезьян, контрастирует мрачно-величественный Руиненбург: классические развалины, включающие в себя фрагмент Колизея, которые маскируют водный резервуар, питающий фонтаны.

Около “беззаботного” дворца Сан-Суси лежит неприметная плита: это могила пожелавшего навеки остаться в своей усадьбе Фридриха Великого.
Сестра Фридриха, принцесса Вильгельмина, устроила в окрестностях Байройта усадьбу Эрмитаж с руинным театром и не менее удивительный сад камней Санпарей (по-французки “несравненный”; смотри Озера и острова и Театр). Скалы, превращенные в остров, — это игра природы и фантазии, доступная пониманию лишь горстки посвященных и приближающаяся по своей изощренности к японским садам камней.

Франц, князь Анхальт-Дессау, был последовательным англоманом, лично изучившим Стоу и Соурхед прежде чем приступать к созданию собственного парка. Его усадьба в Вёрлице даже превосходит английские философские парки чистотой и законченностью решений.

Франц создал два обхода — большой вокруг озера и малый около дома (смотри Озера и острова, Мосты и Сюрпризы), распределил павильоны и аллеи с такой ювелирной точностью, что с определенных точек можно видеть сквозь просветы в листве пять-семь построек одновременно. Чтобы улучшить вид от дверей Готического дома, князь распорядился сделать его стены наклонными вглубь здания — зритель имеет обзор даже больше, чем 1800!

Пейзажное движение к концу XVIII столетия распространилось по всей Европе, захватив и ее бывшие окраины. Графиня Изабелла Чарторыйска устраивает под Люблином виллу Пулавы и посвящает ее Жаку Делилю, автору знаменитой поэмы “Сады”. В Пулавах можно было видеть Храм Сивиллы — имитацию стоящего в Тиволи, Готический дом, подземную галерею (Английский проход), саркофаги, извилистые аллеи. С ней соперничает Хелена Радзивилл, которая создает около Варшавы усадьбу Аркадия и также связывает свое имя с Делилем. Усилиями Екатерины II российское пейзажное движение становится вровень с английским и французским — достаточно вспомнить Царское Село, Павловск, Царицыно.

Не всегда пейзажность шла на пользу садовому искусству. Как всякая революция, пейзажная порой стирала с лица земли целые усадьбы. Партер в Хет Лоо был заменен газоном, а сад в Пратолино полностью уничтожен.

 

Искусство: Большая детская энциклопедия. М.: Российское энциклопедическое товарищество, 2001. С. 479-517 (с изменениями и дополнениями)
© Б.М. Соколов. 1997-2008

 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2019. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.