Борис Соколов. Новый Кучук-Кой: "Академия художеств" Якова Евгеньевича Жуковского

Новый Кучук-Кой. Панорама усадьбы. Фото 1910-х годов. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Панорама усадьбы. Фото 1910-х годов. Собрание семьи Жуковских

Искусство символизма и стиля модерн стремилось охватить и преобразовать все жанры и сферы жизни, от графики до театра, от ювелирного дела до храмоздательства. Но есть область, в которой художникам и архитекторам удалось сделать трагически мало. Это садовое искусство и ландшафтная культура. В мире существуют всего два шедевра, но они показывают всю мощь и всю страсть символистского творчества, ошеломляющую силу воздействия и пронзительную поэзию сада символов. Один из этих шедевров - Парк Гюэль на окраине Барселоны, всемирно знаменитое, переполненное посетителями создание Антонио Гауди. Другой - крымская усадьба Кучук-Кой на окраине поселка Парковое, сокровенное создание Виктора Замирайло, Павла Кузнецова и Александра Матвеева, стоит за высоким забором, недоступное никому, с зияющими после пожара окнами главного дома, крошащимися майоликами Врубеля и осыпающимися лестницами, от которых, как и сто лет назад, видны облака и горы.


Заказчики дорогих ансамблей, как правило, сосредоточивались на интерьерах - так устроены особняки З.Г. Морозовой и М.Ф. Кшесинской - либо ожидали от архитектора барочной роскоши парка. Огромная усадьба фон Дервизов в Кирицах была решена Ф. Шехтелем в регулярных, симметричных формах, а скандально знаменитая вилла Н.П. Рябушинского "Черный лебедь" несла на себе отпечаток наивного, купеческого самовыражения владельца (1).
Стремление к синтезу искусств исходило от художников, а архитекторы и садовые мастера продолжали прежние традиции. Так было и на южных берегах России: благоприятные для садовых экспериментов климат и топография использовались ради умножения образов восточной экзотики в Ливадии, Массандре, Кореизе. Для создания садовой среды, соответствующей идеалам символизма, необходимы были особые условия, - не только средства, но идейный энтузиазм и художественный вкус мецената.

Новый Кучук-Кой. Семьи Сергеевых и Жуковских на строительстве дома. Слева направо: Я. Е. Жуковский, В.С. Сергеев, П.С. Уткин
Новый Кучук-Кой. Семьи Сергеевых и Жуковских на строительстве дома. Слева направо: Я. Е. Жуковский, В.С. Сергеев, П.С. Уткин


Все эти условия соединились в небольшой, размером всего пять десятин, крымской усадьбе Новый Кучук-Кой, значение которой выходит далеко за рамки русского искусства. Живописный берег Кучук-Коя связан с крымским периодом жизни А.П.Чехова: в 1898 году он купил здесь небольшое имение, расположенное под крутым горным склоном. Его привлекли "чудесный вид на море", "татарская деревушка с наивными улицами" -- "все трогательно, уютно, оригинально, художественно" {2}. В 1901 году, когда Чехов уже хлопотал о продаже своего участка, в этом месте, расположенном неподалеку от Симеиза, обосновался петербургский инженер Василий Сергеевич Сергеев, который по болезни вынужден был постоянно жить в Крыму. Усадьба получила название "Старого Кучук-Коя" после того, как "Новый Кучук-Кой" стал владением его друга Якова Евгеньевича Жуковского.

Новый Кучук-Кой. Дом В.С. Сергеева. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи ЖуковскихДети В.С. Сергеева. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Дом В.С. Сергеева. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи ЖуковскихДети В.С. Сергеева. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских

Двоюродный брат Н.И. Забелы и Е.И. Ге, владелец ряда врубелевских произведений, в том числе и "Пана", Жуковский был одним из тех меценатов, чье отношение к искусству не осложнялось аристократическими или купеческими амбициями. О творчески значительных отношениях Врубеля с Жуковским говорит и то, что именно на его квартире художник в 1902 году работал над "Демоном поверженным". Через пять лет Жуковский продал "Пана" в Третьяковскую галерею, передав основную часть полученной суммы семье больного художника {3}.

Новый Кучук-Кой. Я.Е. Жуковский и А. В. Цытович в кабинете главного дома. Фотография 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Я.Е. Жуковский и А. В. Цытович в кабинете главного дома. Фотография 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских


По-видимому, интерес к созданию необычного и ценного ансамбля, "Академии художеств Жуковского", как шутливо назовет имение В.С. Сергеев, возник из двух источников. Первым было дружеское влияние Сергеева, который не имел достаточно средств для масштабного садового строительства, но ощущал избыток энергии и архитектурных идей. Второй причиной превращения крымской дачи в уникальный по сложности и затратам ансамбль были художественные пристрастия Я.Е. Жуковского.

Еще в 1899 году он предлагал Врубелю создать "проект мебели для кабинета в стиле renaissance", на что художник, впрочем, откликнулся без энтузиазма. Начало строительства парка относится к весне 1905 года, когда Врубель был уже вне художественной жизни. Однако его творчество наложило отпечаток на историю ансамбля. Для художественного оформления парка Жуковский пригласил Виктора Дмитриевича Замирайло, киевского помощника и последователя Врубеля, а на руинной арке, расположенной в центре участка, поместил врубелевское майоликовое панно из своего собрания.

"Проездная дорога на участке проведена в начале 1905 года, а весь сад разбит и обсажен растениями и устроены лестницы в течение 1906 и начала 1907 года", сообщает надпись, предназначавшаяся для "драгоценного камня" -- мемориальной стелы в Кучук-Кое {4}. Атмосферу коллективного творчества, сближающую имение Жуковского с абрамцевским и талашкинским кружками, передает текст, приготовленный для закладной доски (ед. хр. 11):

"Дом заложен 28-го апреля 1905 г.
в присутствии:
владельца Я.Е. Жуковского
строителя В.С. Сергеева
и гостя Л.Э. Грюнвальда из Берлина
подведен дом под крышу 8-го августа и окончен отделкою для зимнего житья в октябре того же года
общий план дома строителя В.С. Сергеева
советы при постройке давал А.Н. Померанцев
южный и восточный фасады, роспись стен и прочая орнаментика дома и балконов
-- по рисункам художника В.Д. Замирайло (...)".


Роль В.Д. Замирайло в создании парка была очень большой. Сохранился целый ряд эскизов для внешних и внутренних росписей, бетонной заливки пола, которые знаток Кучук-Коя, крымский искусствовед А.А. Галиченко определила как работы Замирайло (5). В каталоге выставки художника 2018 года опубликованы новые материалы, собранные О. С. Давыдовой (6).

К 1907 году сотрудничество художника с Сергеевым и Жуковским прекратилось. Возможно, сыграла свою роль смена вкусов владельца, желание создать более стильный и цельный ансамбль. Жуковский обратился к известным мастерам следующего за Врубелем художественного поколения -- М.В. Добужинскому и Е.Е. Лансере. Первый отказался от этого предложения, а второй выполнил эскизы для интерьера главного дома. 20 июля 1908 года Лансере писал Жуковскому о "прежних планах", что говорит об относительно длительном периоде его работы для Кучук-Коя (ед. хр. 1, л. 2).

Видимо, петербуржец Лансере взялся только за оформление кабинета в главном доме. Между тем Жуковский загорелся идеей создания полноценного паркового ансамбля. Во второй половине апреля 1907 года он сделал решительный шаг, предложив взять на себя художественное оформление Кучук-Коя П.В. Кузнецову. Скорее всего, это предложение было связано с шумным успехом выставки "Голубая роза", проходившей в Москве 18 марта -- 29 апреля. В эти месяцы Кузнецов создал и панно для виллы Рябушинского "Черный лебедь". Он привлек к работе в Крыму своих друзей и единомышленников П.С. Уткина и А.Т. Матвеева.

Ко времени прихода мастеров "Голубой розы" архитектурно-пространственное решение Кучук-Коя в главных чертах уже определилось. Наклонный участок был разбит на террасы и прорезан двумя лестницами -- широкой каскадной, расположенной по оси главного дома, и узкой непрерывной "о ста ступенях", пересекавшей всю усадьбу и открывающей виды на небо и на море.

Новый Кучук-Кой. Лестница с мостом-беседкойНовый Кучук-Кой. Лестница. Майолика по эскизу П. Кузнецова
Новый Кучук-Кой. Лестница с мостом-беседкойНовый Кучук-Кой. Лестница. Майолика по эскизу П. Кузнецова

Эта лестница, обрамленная высокими рядами кипарисов, получила полушутливое название "лестницы Якова". Оно намекает и на имя владельца, и на библейский образ -- ангелов, поднимающихся и спускающихся по бесконечной небесной лестнице, приснившейся праотцу Иакову.

 

Новый Кучук-Кой. Скамья с майоликовым декором по эскизам П. КузнецоваНовый Кучук-Кой. Круглая площадка в парке. Фотография 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Скамья с майоликовым декором по эскизам П. КузнецоваНовый Кучук-Кой. Круглая площадка в парке. Фотография 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских


В парке было устроено несколько округлых площадок, формой напоминающих античную орхестру. Для одной из них Матвеев выполнил полукруглую скамью с майоликовым украшениями. Обитатели усадьбы считали ее работой Врубеля -- еще одна нить, связывающая Кучук-Кой с именем художника.

Новый Кучук-Кой. Рельеф Ручей. Скульптор А. Матвеев. Открытка 1910-х годов. Собрание семьи ЖуковскихНовый Кучук-Кой. Ручей. Скульптор А. Матвеев. Фото 1980-х годов. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Рельеф Ручей. Скульптор А. Матвеев. Открытка 1910-х годов. Собрание семьи ЖуковскихНовый Кучук-Кой. Ручей. Скульптор А. Матвеев. Фото 1980-х годов. Собрание семьи Жуковских

Новый Кучук-Кой. Спящие мальчики. Скульптурная группа А. Матвеева (копия)
Новый Кучук-Кой. Спящие мальчики. Скульптурная группа А. Матвеева (копия)

Вниз, к морю, вела извилистая дорога; в откосе склона находился грот с выполненной из бетона матвеевской группой "Спящие мальчики". Постройки и планировка местности, по всей видимости, почти полностью выполнены В.С. Сергеевым — об этом говорят его подробные, сопровождаемые эскизами письма к Жуковскому.

Около 1910 года возникла идея построить в западной части имения "дом садовника". Эта постройка носила необычный характер -- она связывала архитектуру с окружающей природой. Дом состоял из двух террасно расположенных прямоугольных блоков, аттик и высокую трубу украшала майолика, созданная Кузнецовым, на плоской крыше находился сад, к дому примыкали оранжерея, парники, бассейн и цветник. В верхней части парка был выстроен небольшой дом для приезжавших к хозяину художников. Эту мастерскую Сергеев и называет в письме "Академией художеств Жуковского".

Новый Кучук-Кой. Бассейн и постамент статуи Рождение НимфеиНовый Кучук-Кой. Фонтан с барельефом Поэт. Скульптор А. Матвеев
Новый Кучук-Кой. Бассейн и постамент статуи Рождение НимфеиНовый Кучук-Кой. Фонтан с барельефом Поэт. Скульптор А. Матвеев

Новый Кучук-Кой. Поэт. Скульптор А. Матвеев. Фрагмент
Новый Кучук-Кой. Поэт. Скульптор А. Матвеев. Фрагмент

Новый Кучук-Кой. Скамья с майоликовым декором по эскизам П. Кузнецова
Новый Кучук-Кой. Скамья с майоликовым декором по эскизам П. Кузнецова


В переписке начала 1920-х годов относительно охранного статуса усадьбы содержатся важные сведения об авторстве утраченных ныне работ. "Все комнаты в доме, включая ванную и внутреннюю лестницу, были сплошь расписаны частью маслом по натянутому на стену холсту; отчасти аль фреско, художниками П.В. Кузнецовым, П.С. Уткиным и одна комната (кабинет) Е.Е. Лансере. Медные медальоны на внутренней лестнице работы художника А.Т. Матвеева. Даже отделка оконных рам и дверей, а также медь порогов в том же вкусе модерн" {7}. Интерьеры главного дома, сильно пострадавшие еще до недавнего пожара, известны по красивым и точным в передаче деталей акварелям Уткина.

Новый Кучук-Кой. Декор скамьи. Майолика по эскизу П. КузнецоваНовый Кучук-Кой. Декор скамьи. Майолика по эскизу П. Кузнецова
Новый Кучук-Кой. Декор скамьи. Майолика по эскизу П. КузнецоваНовый Кучук-Кой. Декор скамьи. Майолика по эскизу П. Кузнецова

Новый Кучук-Кой. Сатир и нимфа. Рельеф скальной арки. Скульптор А.. Обер (атрибуция М.В. Нащокиной)
Новый Кучук-Кой. Сатир и нимфа. Рельеф скальной арки. Скульптор А.. Обер (атрибуция М.В. Нащокиной)


Декор интерьеров состоял из орнаментального заполнения стен и вставок-панно. Голубой, охристо-золотой и зеленый на белом фоне были основными цветами декоративных росписей. Потолок большой комнаты украшали тонкие синие растения, похожие и на водоросли, и на любимые голуборозовцами ветви ивы. Символистская загадочность декора, сближение парковой и подводной стихий входили в задачу художников.

Сохранился сюжетный эскиз Кузнецова, предназначавшийся, скорее всего, для главного дома {8}. На нем изображен холмистый пейзаж, три фигуры девушек в длинных одеждах -- две из них несут блюда с цветочным узором -- и обнаженная, по иконописному условная фигура юноши. С интерьерной живописью главного дома перекликались росписи мостика-беседки, который возник на пересечении "лестницы Якова" и дорожки, идущей параллельно берегу моря. На потолке Кузнецов написал сохранившиеся до наших дней круги, чаши с плодами и узколиственные побеги, а на одной из стен поместил портрет В.С. Сергеева. Здесь же изображены три женщины и четыре обнаженных мальчика. В этой фреске, известной по кузнецовскому эскизу, отразились характерные черты его изысканного мистического символизма.

Новый Кучук-Кой. Дом В.С. Сергеева. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Дом В.С. Сергеева. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских

Дети В.С. Сергеева. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских
Дети В.С. Сергеева. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских

Новый Кучук-Кой. Главный дом. Западный фасад. Майоликовая композиция по эскизу П. Кузнецова
Новый Кучук-Кой. Главный дом. Западный фасад. Майоликовая композиция по эскизу П. Кузнецова

Новый Кучук-Кой. Главный дом. Южный фасад
Новый Кучук-Кой. Главный дом. Южный фасад

Новый Кучук-Кой. Главный дом. Западный фасад. Фрагмент майоликиНовый Кучук-Кой. Главный дом. Восточный фасад. Фрагмент пейзажной композиции
Новый Кучук-Кой. Главный дом. Западный фасад. Фрагмент майоликиНовый Кучук-Кой. Главный дом. Восточный фасад. Фрагмент пейзажной композиции


Самые эффектные из сохранившихся частей декора -- майоликовые украшения восточного, южного и западного фасадов главного дома. Кузнецов использовал здесь долговечную технику: фигурные детали из поливной керамики, изготовленные на заводе П.К. Ваулина, погружены в толщу штукатурки, вровень с беленой поверхностью стены. На одном из эскизов художник оставил надпись, говорящую о роли цветовых нюансов в его работе: "Желто--коричневое покрыть бронзой с переливами в перламутр, что в майолике выходит блестяще и горит от Солнца, дает блеск Солнца. Я думаю, что золото в синем и зеленом даст желаемое сочетание для Крымского вида" (ед. хр. 9, л. 1). Цветовая гамма декора была обогащена фактурными эффектами -- в керамике фасадов широко применялся люстр.

Новый Кучук-Кой. Главный дом. Восточный фасад. Пейзажная композиция по эскизу П. Кузнецова
Новый Кучук-Кой. Главный дом. Восточный фасад. Пейзажная композиция по эскизу П. Кузнецова

Новый Кучук-Кой. Главный дом. Восточный фасад. Пейзажная композиция по эскизу П. Кузнецова
Новый Кучук-Кой. Главный дом. Восточный фасад. Пейзажная композиция по эскизу П. Кузнецова

Новый Кучук-Кой. Главный дом. Западный фасад. Фрагмент майолики
Новый Кучук-Кой. Главный дом. Западный фасад. Фрагмент майолики

Новый Кучук-Кой. Главный дом. Западный фасад. Фрагмент майолики
Новый Кучук-Кой. Главный дом. Западный фасад. Фрагмент майолики


Кузнецов создает для трех фасадов главного дома композиции, отражающие разные облики природы. Центральный, южный фасад оформлен очень сдержанно. Белая плоская стена с невысоким фронтоном, напоминающая об облике южных вилл, давала крупный цветовой акцент, геометрическую форму, видную и с каскадной лестницы, и с морского берега. Средиземноморский, связанный с античной культурой характер фасада подчеркивали и детали его обрамления: вазы с женскими ликами, керамические плитки лестницы и террасы ("фарфоровый пол"), окружающие дом пальмы и лавры. Лента мозаичного узора, обрамляющего двери, построена на мотиве, использованном в украшении холла. Розовые парные ветви с узкими листьями, между которыми помещены нежно-зеленые стреловидные арочки с золотым заполнением, напоминают крупные почки и заключенные в них белые розетки -- зачаток будущего, нерожденного цветка.

Узкий восточный фасад главного дома украшен приморским пейзажем с пальмами, чайками и морскими волнами. И здесь Кузнецов продолжает работу по развитию декоративного мотива. Вокруг окна он размещает цепь бирюзовых полумесяцев, которые напоминают морские волны. По бокам же он изображает небо с очень красивыми розово-голубыми облаками, и на их фоне составляет из полумесяцев контур летящей чайки -- "синей птицы" морей.

Западная стена заполнена пышной массой ветвящихся стеблей, листвой и плодами разных цветов. Но и эта композиция имеет скрытую структуру, в которой сопоставлены рациональное и иррациональное начала. В нижней части -- два центра роста, из них поднимаются пары изгибающихся членистых стеблей золотисто--охристого цвета. Стебли испускают вверх фонтаны узких мелколиственных ветвей, напоминающих ивовые, а внизу, у их корней, клубятся лапчатые побеги, похожие на листья папоротника. Спор стихий продолжается в верхней части композиции. Узкие зеленые листья коричневых деревьев встречаются здесь с крупными перистыми листьями, зелеными и сиреневыми, среди которых угадываются желтые шарики цветов или плодов. Эта листва нисходит сверху и кажется частью иных, невидимых зрителю растений.

Парадный южный фасад главного дома своими простыми формами раскрывается на партер и широкую лестницу, восточный обращен к открытой части парка. Западная сторона дома выходит к "лестнице Якова" и части парка, густо засаженной цветущими деревьями. Три фасада-панно стали живописными зеркалами парка, отражающими разные грани его образа.

 

Александр Матвеев. Рождение Нимфеи. Скульптура для Нового Кучук-Коя. Открытка 1910-х годов. Собрание семьи ЖуковскихАлександр Матвеев. Мальчик. Скульптура для Нового Кучук-Коя. Открытка 1910-х годов. Собрание семьи Жуковских
Александр Матвеев. Рождение Нимфеи. Скульптура для Нового Кучук-Коя. Открытка 1910-х годов. Собрание семьи ЖуковскихАлександр Матвеев. Мальчик. Скульптура для Нового Кучук-Коя. Открытка 1910-х годов. Собрание семьи Жуковских

Новый Кучук-Кой. Скульптура А. Матвеева Рождение Нимфеи. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Скульптура А. Матвеева Рождение Нимфеи. Открытка 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских

А.И. Мазюкевич. Главный дом и лестница в Новом Кучук-Кое. 1911-13. Собрание семьи Жуковских
А.И. Мазюкевич. Главный дом и лестница в Новом Кучук-Кое. 1911-13. Собрание семьи Жуковских

Скульптор А.Т. Матвеев с Т.Г. и В.А. Мазюкевичами на террасе главного дома в Новом Кучук-Кое. Собрание семьи Жуковских
Скульптор А.Т. Матвеев с Т.Г. и В.А. Мазюкевичами на террасе главного дома в Новом Кучук-Кое. Собрание семьи Жуковских

Новый Кучук-Кой. Главный дом. Южный фасад. Лестница и двериНовый Кучук-Кой. Главный дом. Южный фасад. Фрагмент мозаики
Новый Кучук-Кой. Главный дом. Южный фасад. Лестница и двериНовый Кучук-Кой. Главный дом. Южный фасад. Фрагмент мозаики

Новый Кучук-Кой. Главный дом. Южный фасад. Мозаика по эскизу П. Кузнецова
Новый Кучук-Кой. Главный дом. Южный фасад. Мозаика по эскизу П. Кузнецова


Оси главной и "иаковлевой" лестниц замыкались скульптурами А.Т. Матвеева, выполненными в 1909--1910 годах. Широкая каскадная лестница была украшена двумя парами сидящих мальчиков, -- "Засыпающий" и "Задумчивый" наверху, "Задумавшийся" и "Пробуждающийся" внизу. Движение закинутой за голову руки "Пробуждающегося" повторено в жесте стоявшей в водоеме "Нимфеи" -- женской статуи, олицетворяющей водяную лилию {9}.

Большую роль в скульптурном ансамбле парка играет матвеевская рельефная стела "Поэт". Она расположена на углу подпорной стены, в верхней части "лестницы Якова". Замечательная по мастерству, тонкости обработки инкерманского камня и сохранности композиция изображает задумавшегося юношу, стоящего в свободной позе и подпершего голову рукой. Внизу устроена фонтанная чаша, в которую изливалась журчащая струя воды.

Новый Кучук-Кой. Я.Е. Жуковский и А. В. Цытович в кабинете главного дома. Фотография 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Я.Е. Жуковский и А. В. Цытович в кабинете главного дома. Фотография 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских

Новый Кучук-Кой. Круглая площадка в парке. Фотография 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Круглая площадка в парке. Фотография 1910-х гг. Собрание семьи Жуковских

Новый Кучук-Кой. Семьи Сергеевых и Жуковских на строительстве дома. Слева направо: Я. Е. Жуковский, В.С. Сергеев, П.С. Уткин
Новый Кучук-Кой. Семьи Сергеевых и Жуковских на строительстве дома. Слева направо: Я. Е. Жуковский, В.С. Сергеев, П.С. Уткин


Еще один архитектурный и скульптурный акцент узкой лестницы -- скальная арка, ведущая вбок, к бассейну с "Нимфеей". В воспоминаниях А.В. Цитовича сохранилась история, связанная с ее необычным обликом. "По примеру сгоревшей Ореанды тогда модно было искусственно создавать руины, и когда мой отец, руководивший работами, объяснял каменщику Ивану Семеновичу (Есину) -- их группа была из Рязанской губернии, -- что каменную арку надо сложить только частично на цементе, в ответ услышал: "Понимаю, Владимир Николаевич, Вы хотите "безобразие на манер древности" {10}.

Новый Кучук-Кой. Скальная арка с рельефом по эскизу М. ВрубеляНовый Кучук-Кой. Ангел. Рельеф М. Врубеля на скальной арке
Новый Кучук-Кой. Скальная арка с рельефом по эскизу М. ВрубеляНовый Кучук-Кой. Ангел. Рельеф М. Врубеля на скальной арке


Левая сторона арочного прохода украшена майоликовой вставкой в виде стрельчатого готического окна. На ней изображен ангел, держащий развернутый свиток и окруженный сиянием. Мощная энергичная лепка рельефа, моделировка складок и лучей геометризованными плоскостями, цветовая гамма полностью подтверждают давнюю атрибуцию работы М.А. Врубелю. Обратная сторона арки украшена бледно-зеленым керамическим тондо с изображением нимфы и схватившего ее за руку сатира. Эта работа принадлежит другому скульптору -- М.В. Нащокина предполагает авторство А.Л. Обера {11}.

Новый Кучук-Кой. Вид на горы. Фото 1980-х гг. Цифровая обработка. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Вид на горы. Фото 1980-х гг. Цифровая обработка. Собрание семьи Жуковских


Матвеевские скульптуры тесно связаны с общим замыслом парка. Юные задумчивые атланты находят себе параллели в детских образах Кузнецова; четыре фигуры каскадной лестницы передают циклическое течение духовной жизни -- через сон к пробуждению. Сопоставление фигур "Пробуждающегося" и "Нимфеи", которыми замыкаются две параллельно идущие лестницы, напоминает о соединении мужского, -- точнее, отроческого -- и женского начал в мистических образах живописи Кузнецова ("Голубой фонтан", "Любовь матери") и Петрова-Водкина ("Сон"). Плавный переход от находящихся в духовном сне фигур мальчиков к юношескому созерцанию и взрослой творческой грезе выражен через образы "Спящих мальчиков", "Юноши", "Поэта".

Символические черты придавали парку и зеленые насаждения. Здесь были "античный храм" из кипарисов, библейская роща ливанских кедров, масличная роща. Имение буквально утопало в цветущих растениях, тщательно подобранных по цвету и форме. В бумагах Я.Е. Жуковского сохранился драгоценный документ, рассказывающий не только о былом облике Кучук-Коя, но и о ботанических предпочтениях эпохи символизма. Это план рассадки трех цветников, выполненный рукой В.С. Сергеева (ед. хр. 12. КП 472/61).

Цветник между главным домом и лестницей был оформлен как альпинарий. Герани, настурции, бегонии и бархатцы росли здесь в окружении пальм и лавровых деревьев. Белые и теплые -- розовые, малиновые -- тона преобладали в цветочном обрамлении каскадной лестницы. Цветы, в особенности мирабилис и тубероза, давали сильный аромат, который в первую половину сезона смешивался с запахом растущих вокруг глициний и олеандров.

Ниже располагалась "выемка" с посадками роз, а еще ближе к морю, недалеко от края террасы -- главный цветник. Длинный список, составленный Сергеевым, гласит:

"1. Mirabilis -- ночная красавица
2. Анютины глазки -- светло лиловый желтый
3. Райгардия (?) -- желто-коричневая
4. Генуриум (?) -- крапивка фиолетовая
5. Лилии
6. Плумбаго -- желтосиние
7. Герань -- розовая
8. Герань -- пунцовая
9. Герань -- малиновая
10. Гелеотроп -- желто-лиловый
11. Герань -- темно-малиновая
12. Табак -- розовый
13. Петуния -- красная, лиловая, розовая
14. Вербены -- пестрые
15. Пионы -- двух цветов
16. Клены
17. Пампасская трава
18. Респола (?) -- мушмала
19. Сирень
20. Кипарисы
21. Ничего еще нет".

Вокруг белой статуи мальчика, расположенной в центре цветника, цвели желто-синяя стелющаяся свинчатка (плумбаго) и пунцовые герани. Ближнюю к дому половину этого круга обрамляла розовая герань, дальнюю -- малахитовая листва мушмулы. Верхняя часть внешней окружности была обсажена ночной красавицей, цветы которой имеют оттенки от белого до пунцового. Вход в цветник был оформлен растениями темных, плотных, бархатистых тонов (желто-коричневый, фиолетовый). Затем следовали парные куртины с кустами лилий -- своеобразные кулисы цветочного театра, дающие переход к пышному, легкому, светлому ковру центрального круга. Фоном для этого зрелища служили кусты сирени, высаженные парными куртинами на противоположной стороне цветника. Между ними, в центре росло несколько кипарисов -- вертикальный акцент, подобный обелиску на заднем плане театральной сцены.

В письме к Жуковскому от 1 апреля 1914 года Уткин рассказывает о своей работе над декоративными росписями интерьеров. Интересно его желание использовать при этом пейзажные впечатления Кучук-Коя: "Сейчас у меня еще нет ясно определившегося представления о росписи в ванной комнате, поэтому я ничего не пишу Вам о моих неопределенных проэктах. Глицинии на восточной веранде и на выемке отцвели, а розы на выемке цветут сплошными коврами -- очень красиво, но использовать их, как живописный материал, я пока не умею". Интенсивные краски и круглые формы цветущих роз, действительно, далеки от садовой стихии Уткина, сотканной из трепещущих гибких веток и перистых листьев ив, глициний и мимоз.

Акварели и картины, которые Уткин исполнил в 1912--13 годах, не только сохраняют облик интерьеров главного дома и вид парка, но и показывают разные состояния природы, сочетания форм и красок. Интересны "Крымский этюд (Лунный)" и ночной вид главного дома. В первой из картин каскадная лестница, зелень, фронтоны дома изображены в последних лучах вечернего солнца. Над горами стоит светлая точка луны; белые статуи мальчиков кажутся живыми, они словно распрямляются после долгого сидения в скованных, неудобных позах. Этот мотив напоминает об оживающих, делающих таинственные жесты статуях дворцовой лестницы в "Призраках" В.Э. Борисова-Мусатова. В темпере "Дом Я. Жуковского в Кучук-Кое" большие желтые окна террасы сопоставлены с темной синевой пирамидальных деревьев, склона, моря и неба.

Открытые площадки перед домом, у главного цветника, под "лестницей Якова" создавали образ радостного, ясного, открытого морским просторам парка скульптур. Энергичная, узкая, рассекающая гущу парка и обрамленная высоким строем кипарисов, зрительно соединяющая море и небо "лестница Якова" вовлекает посетителя в почти ритуальное путешествие, восхождение и нисхождение сквозь сумрачные заросли, мимо скальной арки, "Поэта", мимо блестящих цветным декором построек, прячущихся за деревьями. Это дома-картины, декор которых рассказывает не об интерьерах, а о самом парке. Слияние и диалог их растительного декора с окружающими декоративными посадками, соединение живописи и сада производит огромное впечатление и сегодня.

Новый Кучук-Кой. Скульптуры А. Матвеева на лестнице, ведущей к главному дому. Фотография 1980-х гг. Собрание семьи ЖуковскихНовый Кучук-Кой. Скульптуры А. Матвеева на лестнице, ведущей к главному дому. Фотография 1980-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Скульптуры А. Матвеева на лестнице, ведущей к главному дому. Фотография 1980-х гг. Собрание семьи ЖуковскихНовый Кучук-Кой. Скульптуры А. Матвеева на лестнице, ведущей к главному дому. Фотография 1980-х гг. Собрание семьи Жуковских


С "Академией художеств", возникшей в скромном крымском уголке по воле Я.Е. Жуковского, связаны судьбы нескольких мастеров, причем в ключевой, поворотный период их творчества. А.А. Русакова указывала, что в живописи Кузнецова кучук-койского периода (1906--08) спорят прежние и новые черты. В декоре интерьеров он продолжает создавать мистические, полные символистских неясностей и минорных ассоциаций образы, а в майолике фасадов и малых архитектурных форм он словно вырывается на солнечный свет, переходит к плотной, осязаемой лепке формы и тонам южной природы. Крымскими впечатлениями навеяны и последние из его визионерских работ, такие как "Ночь чахоточных". Это собирательный образ южного рая, ночью приобретающего инфернальный характер.

Матвеев, приступивший к работе над скульптурами Кучук-Коя сразу после возвращения из Парижа, создал здесь свой самый обширный и законченный скульптурный ансамбль. Выполненные в дереве портреты татарского садовника и "каменотеса Ивана Семенова" (очевидно, это упоминавшийся глава артели рязанских каменщиков Иван Семенович Есин) показывают иной вариант стиля, который связан с поисками земных, осязаемых образов и не похож на символистские скульптуры грезящих отроков. На портрете, исполненном в 1912 году, Кузнецов изображает Матвеева сидящим в мастерской на фоне кучук-койских "Спящих мальчиков".

Новый Кучук-Кой. Стоящий мальчик. Скульптор А. Матвеев. Фотография 1980-х гг. Собрание семьи ЖуковскихНовый Кучук-Кой. Стоящий мальчик. Скульптор А. Матвеев. Фотография 1980-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Стоящий мальчик. Скульптор А. Матвеев. Фотография 1980-х гг. Собрание семьи ЖуковскихНовый Кучук-Кой. Стоящий мальчик. Скульптор А. Матвеев. Фотография 1980-х гг. Собрание семьи Жуковских

Новый Кучук-Кой. Площадка между главным домом и лестницей. Фото 1980-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Площадка между главным домом и лестницей. Фото 1980-х гг. Собрание семьи Жуковских

Новый Кучук-Кой. Бассейн и статуя Рождение Нимфеи. Скульптор А. Матвеев. Фото 1980-х гг. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Бассейн и статуя Рождение Нимфеи. Скульптор А. Матвеев. Фото 1980-х гг. Собрание семьи Жуковских


Усадьба Жуковского сыграла особую роль в жизни П.С. Уткина. "Зима давала свои впечатления", вспоминала впоследствии А.Е. Уткина, "и закончил все это Крым, где он зарабатывал себе хлеб и развивался как художник". В течение нескольких лет Уткин подолгу жил в усадьбе, выполняя декоративные, а затем и пейзажные композиции, ища в парке вдохновения и отдыха от городских проблем. Письмо к Жуковскому, написанное 15 мая 1914 года, своей искренностью и печальной интонацией напоминает чеховские рассказы. "Благодарю Вас за предложение остаться мне в Нов. Кучукой до осени", пишет Уткин. "Мне очень приятно, что мое пребывание здесь я могу сделать и для Вас полезным, но это связано с приездом женщины и девочки -- 5 лет. (Как-то, несколько лет назад мне приходилось писать Вам, что я могу приехать с ней.) Это замужняя женщина, и в свое время ее муж ничего не имел против того, чтобы отпустить ее, но она не захотела и не послушала меня. Вместе с ценным, что я так связал с моим искусством, она принесла мне много боли, но мы должны, чтобы остаться красивыми, благодарить женщину за все" (ед. хр. 5).

Работы в усадьбе замерли с началом мировой войны. В 1921 году усилиями Жуковских в Новом Кучук-Кое организуется музей, закрытый уже через два года. Разбитые в годы войны статуи были перевезены в Русский музей, а в 1967 году группа учеников Матвеева воссоздала большинство из них на прежних местах. В течение десятилетий Кучук-Кой сохранял основу своего архитектурного и пейзажного образа.

Новый Кучук-Кой. Скульптура А. Матвеева Рождение Нимфеи. Фото 1980-х гг. Собрание семьи ЖуковскихНовый Кучук-Кой. Ручей. Скульптор А. Матвеев. Фото 1980-х годов. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Скульптура А. Матвеева Рождение Нимфеи. Фото 1980-х гг. Собрание семьи ЖуковскихНовый Кучук-Кой. Ручей. Скульптор А. Матвеев. Фото 1980-х годов. Собрание семьи Жуковских

Новый Кучук-Кой. Главный дом после пожара 1987 года. Цифровая обработка. Собрание семьи Жуковских
Новый Кучук-Кой. Главный дом после пожара 1987 года. Цифровая обработка. Собрание семьи Жуковских


Разорение ансамбля началось в 1987 году, когда выгорел превращенный в кухню главный дом. Его реставрация остановлена на неопределенное время. В 1993 году разбита и впоследствии украдена мраморная копия "Нимфеи". Лишенный охраны парк стал беззащитен против любых повреждений и вмешательств в его судьбу. В августе 2002 года, когда его осматривал автор этой статьи, там уже не было скульптур - на своих местах оставались только "Поэт", "Спящие мальчики" и рельефы руинной арки. Вскоре после этого Кучук-Кой, художественный памятник мирового значения, был продан частному владельцу и искажен новыми постройками и скульптурами. Основные части великого ансамбля - главный дом, лестницы, майолики, рельефы, ландшафт - не разрушены и не реставрированы. Их судьба висит на волоске и может быть решена только передачей памятника государству, с проведением научной реставрации и устройством там историко-художественного музея.

На открытии выставки Сады Серебряного века, 26.04.19
На открытии выставки Сады Серебряного века, 26.04.19

Петр Витальевич и Аня Жуковские на открытии выставки Сады Серебряного века, 26.04.19
Петр Витальевич и Аня Жуковские на открытии выставки Сады Серебряного века, 26.04.19

На открытии выставки Сады Серебряного века, 26.04.19
На открытии выставки Сады Серебряного века, 26.04.19

Зал Кучук-Коя на выставке Сады Серебряного века
Зал Кучук-Коя на выставке Сады Серебряного века


В апреле 2019 года в музее-заповеднике "Царицыно" открылась выставка "Сады Серебряного века". Центральное место занял зал реликвий Кучук-Коя - живопись и графика из четырех музеев, архив наследников Я. Е. Жуковского, две поврежденных, но сохранивших художественную ценность статуи Матвеева, "Нимфея" и "Засыпающий мальчик". Эти и другие материалы позволяют воссоздать облик усадьбы и провести полноценные реставрационные работы.
При всех утратах Кучук-Кой остается уникальным садовым ансамблем русского символизма, сокровищем мирового искусства. Сохранить его художественное наследие, его облик и смысл, помочь его возрождению - неотложная общественная и государственная задача.


Собрание, № 2, 2004. С. 96-113, с изменениями и дополнениями
© Текст, натурные фотографии. Б.М. Соколов, 2004, 2019 г.


---------------------------------------------------------------
1 Воспоминания о Серебряном веке. М., 1993. С. 433.
2 Чехов А.П. Полн. собр. соч. и писем. Письма. Т. 7. М., 1979. С. 279.
3 М.А. Врубель. Переписка. Воспоминания о художнике. Л., 1976. С. 356, 363.
4 Этот и другие документы, посвященные усадьбе, хранятся в фонде 59 Сектора рукописей ГРМ, куда они поступили от Я.Е. Жуковского в начале 1920-х годов.
5 ОР ГРМ. Ф. 59. Ед. хр. 8, л. 1-5; ед. хр. 13, л. 19-31. Галиченко А.А. Новый Кучук-Кой // Известия Крымского республиканского краеведческого музея. Симферополь, 1996, № 14. С. 29. Примеч. 5. Многолетние архивные разыскания Анны Абрамовны Галиченко, частично опубликованные в ее статье, составляют основу истории Кучук-Коя.
6 Галиченко А.А. Указ. соч. С. 15.
7 А.А. Русакова (Павел Кузнецов. М., 1977. С. 80) пишет о нем как о проекте "оформления стены с окном", лишь предполагая связь эскиза с Кучук-Коем. И.М. Гофман ("Голубая Роза". М., 1990. С. 135) называет его эскизом росписи стены "лестницы Якова", однако мостик-беседка не имеет оконных проемов, предусмотренных в этом эскизе.
8 Галиченко А.А. Указ. соч. С. 20-29.
9 Галиченко А.А. Руины в садово-парковом искусстве Крыма // Тема руин в культуре и искусстве (Царицынский научный вестник. Вып. 6). М., 2003. С. 129.
10 Нащокина М.В. Московская "Голубая роза" и крымский "Новый Кучук-Кой" // Русская усадьба. Вып. 5. М., 1999. С. 141.

1 Воспоминания о Серебряном веке. М., 1993. С. 433.
2 Чехов А.П. Полн. собр. соч. и писем. Письма. Т. 7. М., 1979. С. 279.
3 М.А. Врубель. Переписка. Воспоминания о художнике. Л., 1976. С. 356, 363.
4 Этот и другие документы, посвященные усадьбе, хранятся в фонде 59 Сектора рукописей ГРМ, куда они поступили от вдовы Я.Е. Жуковского в начале 1930-х годов.
5 ОР ГРМ. Ф. 59. Ед. хр. 8, л. 1-5; ед. хр. 13, л. 19-31. Галиченко А.А. Новый Кучук-Кой // Известия Крымского республиканского краеведческого музея. Симферополь, 1996, № 14. С. 29. Примеч. 5. Многолетние архивные разыскания Анны Абрамовны Галиченко, опубликованные в ее книге "Старинные усадьбы Крыма" (Симферополь, 2008. С. 358-415), составляют основу истории Кучук-Коя.
6 Давыдова О.С. Русский паладин Серебряного века: "Апофеоз" Виктора Замирайло // Виктор Замирайло: Живопись. Графика. Книга 1 / Д. Боулт, О.А. Гаврилюк, О.С. Давыдова, К.В. Малая. СПб., 2018. С. 68-83.
7 Галиченко А.А. Указ. соч. С. 15.
8 А.А. Русакова (Павел Кузнецов. М., 1977. С. 80) пишет о нем как о проекте "оформления стены с окном", лишь предполагая связь эскиза с Кучук-Коем. И.М. Гофман ("Голубая Роза". М., 1990. С. 135) называет его эскизом росписи стены "лестницы Якова", однако мостик-беседка не имеет оконных проемов, предусмотренных в этом эскизе.
9 Галиченко А.А. Указ. соч. С. 20-29.
10 Галиченко А.А. Руины в садово-парковом искусстве Крыма // Тема руин в культуре и искусстве (Царицынский научный вестник. Вып. 6). М., 2003. С. 129.
11 Нащокина М.В. Московская "Голубая роза" и крымский "Новый Кучук-Кой" // Русская усадьба. Вып. 5. М., 1999. С. 141.

Приношу благодарность Наталье Михайловне Жуковской и Анне Абрамовне Галиченко за сохранение исторической памяти о Кучук-Кое для нас и будущих поколений.

Фотографии автора выполнены в августе 2002 года. Исторические материалы из семейного архива Жуковских любезно предоставлены Натальей Михайловной и Петром Витальевичем Жуковскими.

ФОТОГРАФИИ КУЧУК-КОЯ, апрель 2018 года

 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2019. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.