Летний сад начинают обновлять по неизвестному специалистам проекту?

В петербургской печати появились сведения о начале подготовительных работ в Летнем саду. Насколько известно мне и моим коллегам, проект с серьезными претензиями КГИОП Санкт-Петербурга был возвращен в Москву, и следующего варианта на расмотрение не поступало.

Статья Анны Зарецкой на Интернет-портале "Росбалт" выдержана в грубых и крикливых тонах, но других источников пока нет. Ждем более объективной информации о судьбе Летнего сада, в том числе от коллег, участвующих в работе нашего сайта.

Борис Соколов, 9 февраля 2009

--------------------------------------------------------------------------------

"Государственный Русский музей получил из федерального бюджета первый транш — 780 млн руб. (из обещанных 4,5 млрд руб.) на капитальное обновление Летнего сада. Однако это известие обрадовало не всех.

Ревнители старины опасаются, что в условиях набирающего обороты экономического кризиса финансирование может оборваться в любой момент. И тогда вместо «воссозданного» регулярного парка времен Петра и веселой Елисавет Петербург получит очередную «яму» — на манер той, что долгие годы зияла у Московского вокзала, или той, что получила прозвище «Мариинской впадины» — пустыря на месте исторической застройки, снесенной ради строительства второй сцены Мариинского театра.

У экспертов и общественности немало претензий к сути самого проекта, получающего согласования и финансирование под титулом «реконструкция и капитальный ремонт Летнего сада». Как напоминает член Совета по сохранению культурного наследия Александр Марголис, к памятникам федерального значения по закону не допустимо применение ни реконструкции, ни капремонта – только реставрация и деликатное приспособление, гарантирующее сохранение всех предметов охраны.

Уже несколько лет не утихает ожесточенная дискуссия и о том, стоит ли ради сомнительной идеи «воссоздания» давно утраченного изначального облика регулярного парка (по существу – создания новодела, не имеющего никакой исторической ценности) уничтожать то подлинное, что сохранилось до наших дней – романтический сад времен Пушкина, Ахматовой? И заверения авторов проекта в том, что в его финале «горожане увидят совсем другой Летний сад», — скорее усиливают тревогу, нежели обнадеживают.

В комментариях для прессы администрация Русского музея сообщает, что предполагается воссоздать ряд утраченных объектов петровской эпохи, шесть больших и малых фонтанов, ряд садовых павильонов, «менажерейный» (хозяйственный) пруд с островком-беседкой, мостики, центральные ворота Невской ограды (попутно переставят колонны и боковые ворота). Также планируется вернуть — в загадочном «сухом варианте» — Гаванец (гавань Петра I), возвести хозяйственный корпус со стоянкой для садовой спецтехники и трансформаторную подстанцию. А на смену тенистым аллеям и разросшимся вековым липам придут сомкнутые ряды стриженных под гребенку шпалер, выстроенных вдоль жестко упорядоченных аллей и дорожек.

Всю эту «красоту» обещают подсветить огнями полутора тысяч светильников – о том, в каком стиле они будут исполнены, не сообщается. Заметим лишь, что в петровские времена электрических фонарей в Летнем саду, разумеется, не было. Как не существовало тогда и знаменитой решетки Фельтена – что же, развивая логику реконструкторов, и от нее надо избавиться ради полной имитации картины петровских времен?

Противники столь радикальных преобразований Летнего сада апеллируют к мнению академика Дмитрия Лихачева, писавшего:
«Реставрация — это не возвращение памятнику его первоначального вида. Попытки вернуться к первоначальному виду сопряжены обычно с субъективными истолкованиями этого первоначального вида, с современными представлениями о красоте. В реставрациях такого рода больше всего появляется ошибок и невосполнимых утрат... Ведь памятники, а сады и парки тем более, «живут», меняются, обрастают пристройками. Убирать эстетически ценные наслоения разных эпох просто невозможно. Разросшийся парк приобретает новую, свою красоту, и нет нужды и права убирать эту красоту ни с исторической, ни с эстетической точек зрения... Регулярные сады сажались с расчетом на их будущий рост. Не следует возвращать красоту к ее младенческому возрасту — это и невозможно».

К настоящему времени проект реконструкции Летнего сада еще не получил всех требуемых по закону согласований – он одобрен только Росохранкультурой. Петербургский КГИОП до сих пор не дал своего согласования. Несмотря на это, Русский музей уже объявил о начале приема заявок на участие в конкурсе подрядных организаций (заявки принимаются до 18 февраля, а сам аукцион назначен на 2 марта 2009 г.). Озвученная стоимость контракта – 4 млрд 487 млн рублей. На первый этап работ (2009 г.) будет выделено 795 млн, на второй (2010 г.) – 549 млн, на третий (2011 г.) – 3 млрд. 141 млн рублей. Это, напомним, только первая очередь проекта, на реализацию которой и поступил первый транш федеральных денег.

Очередность затеваемых преобразований остается не известной широкой публике. Что вызывает у заинтересованной общественности вполне резонные вопросы. Главный из которых можно сформулировать так: что будет, если начнут «с топора», с необратимого перепахивания знакомого всем Летнего сада, и на этом финансовый кризис поставит свою жирную точку? Поводы для таких опасений очевидны. Ведь еще в мае прошлого года директор Государственного Русского музея Владимир Гусев сообщил, что в рамках проекта реконструкции Летнего сада необходимо будет выкорчевать 10-12% деревьев. По его словам, всего в Летнем саду 1826 деревьев, из них только пять — в хорошем состоянии, а 1300 — сильно ослаблены. Проектом предусмотрена посадка 472 деревьев и около 13 тыс. кустарников.

В условиях кризиса вызывает сомнение сама необходимость огромных трат на создание новоделов, когда тысячи подлинных петербургских памятников истории и культуры продолжают разрушаться. Например – храм св.Анны, памятник федерального значения (знакомый последним поколениям как кинотеатр «Спартак»). После пожара, случившегося еще в 2002 году, никто так и не озаботился не только реставрацией, но хотя бы полноценной консервацией этого уникального объекта, стремительно превращающегося в руины. И – создающего реальную угрозу для учеников двух прилегающих школ, которые каждый день идут на занятия вдоль стен, «предусмотрительно» обвешенных табличками с предупреждениями о том, что подходить к ним опасно для жизни.

Может быть, если в казне есть средства на культуру, — стоит направить их на спасение того настоящего, что не сегодня-завтра может погибнуть?

Анна Зарецкая

Мнение специалиста
Андрей Никитенко, садовник с 20-летним стажем:

- Летний сад — это уникальный заповедный лес 1-й группы. В таком огромном мегаполисе, как Петербург, заповедные леса надо особо охранять, лелеять и создавать условия для поддержания в них хрупкого природного равновесия — саморегуляции. За столетия в Летний сад из окрестных городских лесов птицы нанесли семена сотен видов цветов и трав. При реконструкции или реставрации они будут уничтожены. Скальпирование бульдозерной техникой, при так называемой замене «плохого» растительного грунта, на «хороший» (в нашем городе нет фирм, готовящих сертифицированный растительный грунт, а не торф), будет губительно не только для цветов, но и для корневой системы старовозрастных деревьев.

Основная часть корней-сосунцов у старых деревьев находится в самом поверхностном слое, откуда поступает дождевая вода и питательные элементы от разлагающихся микроорганизмов и листвы. При прокладке инженерных сетей под новые хозяйственные постройки — садово-парковую контору с гаражами, подстанцию, общественный туалет на 100 посадочных мест, — будет нарушен водно-грунтовый баланс, как уже случилось в Таврическом саду. Старовозрастные деревья Летнего сада не перенесут неизбежного при таких работах изменения уровня грунтовой воды в почве и начнут поочередно умирать стоя. Подсадка, излишняя подкормка, обрезка, изменение светового режима корневой системы, замена лесной подстилки на мощного конкурента в виде газона окажется губительным для старовозрастных деревьев Летнего сада. Да, они не сразу умрут, а начнут сначала суховершинить, как в Михайловском или Таврическом саду после уже проведенной так называемой реконструкции. В год будет умирать, может, до 10 деревьев... Кроме того, в наших садах и парках уже есть немало примеров, когда садово-парковые конторы и общественные туалеты вдруг превращаются в рестораны, а те потом — даже в жилые дома!

Поразительно, что в нашем городе есть законы, охраняющие инженерные сети, кабели и трубы, а вот закона, охраняющего корневую систему деревьев, нет. И, быть может, предусмотренные проектом подстанция или хозблок особо не повлияют на сложившуюся в Летнем «погоду». Но кто поручится, что и сюда привлеченные гастарбайтеры, не имеющие должной квалификации, не повредят корневую систему при производстве земляных работ, разъезжая на экскаваторах по саду №1 в России?
Мне кажется, вся эта история очень дурно пахнет – просто кто-то решил разжиться на «капусте». Но ведь Пушкин, иронично называвший Летний сад своим огородом, совсем не это имел в виду..."

http://www.rosbalt.ru/2009/02/03/615150.html
 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2018. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.