Да будет сад!

 Текст, фото: Елена Стахова

 

 

Москва, Большой Николопесковский переулок. Двор дома. 2007Василий Поленов. Бабушкин сад. 1878
Москва, Большой Николопесковский переулок. Двор дома. 2007Василий Поленов. Бабушкин сад. 1878

 Нам, живущим в каменных джунглях, трудно представить, что когда-то переулки Арбата утопали в садах. Например, в 70-е годы XIX века на месте современной элитно-монолитной новостройки в начале Трубниковского переулка произрастал «Бабушкин сад» художника Василия Поленова. И совсем уж фантастически–нездешним кажется садик, выращенный неподалеку от этого места в наше время



«ПРЕЛЕСТИ» БОЙКОГО МЕСТА

 
А начиналось все в лихие 90–е, когда, победив социализм, мы вдруг оказались в хаосе переходного неизвестно куда периода. Двор дома в Большом Николопесковском переулке (здание чудом устояло на задворках новоарбатской высотки во времена прорубания проспекта) превратился в пристанище новой для постсоветского пространства популяции людей — бомжей. Вместе с наркоманами они вольготно жили тут свободной от цивилизации жизнью: жгли костры, грелись, готовили на огне еду, добытую из окрестных помоек. Чердак, подъезды и лифты некогда почтенного жилого дома заменяли им ночлежки и отхожие места.
Боясь выйти во двор, а то и просто ленясь, жители выбрасывали мусор из окон...

Так «благородно» в обрамлении зелени может выглядеть контейнер для мусора
Так «благородно» в обрамлении зелени может выглядеть контейнер для мусора

Это продолжалось до тех пор, пока не нашелся один, как обычно у нас бывает, человек — Л. Н. Симанкова, которая сказала себе: «Как же так? Наш дом, наш двор, а живем, словно в осаде...». Она еще помнила времена, когда во дворе была клумба с лавочками вокруг и на них любили сиживать жители небольших домов, которых в окрестностях Арбата тогда было множество.
— Начали с того, что закрыли дверь, выходящую во двор, — вспоминает Лилия Николаевны. — Что тут началось! Утром стучат, кричат: «Откройте, этот дом проходной, вы не имеете права!..» Через наш дом ходили все, включая работников магазинов и организаций, расположенных в высотках. Жалко было людей, но, думаю, нет, открывать не буду. Чтобы добиться от местных властей установки забора и завоза земли (почва двора оказалась до отказа набитой отходами от строительства высоток), она ходила по разным кабинетам как на работу, каждый день. В итоге землю завезли, но в отсутствие забора жители окрестных домов, памятуя о принципе «здесь все у нас мое», стали резво ее растаскивать. Подъезжали на машинах, набивали мешки. Сын Лилии Николаевны выбегал с собакой–колли, чтобы отогнать воришек…
Когда с помощью муниципалитета двор, наконец, огородили, встал вопрос: где взять деньги на его преображение? Богатых людей в доме не было, жильцы с трудом собирали по 50 копеек на доплату за уборку подъездов.
Выручило, как ни странно, то, что едва дом не сгубило — его бойкое место расположения. Рекламная фирма предложила разместить на здании рекламу известного японского производителя телевизоров.



КОГДА «ЕСТЬ НА ЧТО ПРИЯТНО ПОСМОТРЕТЬ»

История о том, как благодаря рекламе дом заработал себе на садик, стоит отдельного, причем весьма поучительного рассказа — об «откатах», о том, как наживаются на наших до мах посреднические структуры и как аппетиты чиновников могут повергнуть в шок даже «акул капитализма»... Но так или иначе деньги появились, был заключен договор с фирмой на разработку ландшафтного дизайна.
— Пришла от фирмы девочка, встала на пороге и чуть не расплакалась: голая площадка, тропинка, протоптанная к мусорному контейнеру... Она предложила сделать мини– терраски, которые и преобразили наш двор, — рассказывает Л. Н. Симанкова, теперь уже председатель домового комитета. — Землю разнесли, выровняли, сделали дорожки и посадили бархатцы. Больше ни на что денег не хватило. И потом я подумала: что-нибудь хорошее посадишь — выкопают. Лучше делать все постепенно.
Так год за годом бывшее стойбище бомжей потихоньку превращалось в сад. Сегодня на общей площади в 300 квадратных метров насчитывается более 50 наименований растений. Поначалу, пока были силы и здоровье, Лилия Николаевна сама копала землю, сажала растения и ухаживала за ними. Жильцы дома наблюдали с интересом, большинство — с одобрением, но присоединяться не спешили. Потом за небольшую плату, собираемую с жителей, ей иногда помогали садоводы–любители со стороны.
Когда стало на что «приятно посмотреть», кроме чувства удовлетворения пришла и помощь — в развитии редкой инициативы начал участвовать отдел благоустройства ДЭЗа. — Правда, когда в этом году проводили реконструкцию нашего сада, ознакомиться со сметой расходов мне почему–то не дали, — недоумевает Лилия Николаевна.
— Куда пошли средства и в каком объеме, мы не знаем... Закрепленный за садиком дворник лишь числится здесь, его главная работа — мести улицу. А кто должен листья в саду убирать? Я? Он за это деньги получает. Мне говорят: дворникам мало платят. Ну и иди туда, где платят много, а если уж взялся, то делай! Прислали летом работника–мигранта, так он цветы вверх корешками сажал — ему, как говорится, без разницы.
Нужен садовник, хотя бы один на всех при ДЭЗе, тогда, может быть, зелени на Арбате прибавится. Возможно, нам самим удастся нанять специалиста, когда организуем ТСЖ и будем самостоятельно распоряжаться выделяемыми на дом средствами.


ЗДЕСЬ ВАМ НЕ КЕМБРИДЖ

Иногда, узнав о зеленом островке, Симанковой звонят: «Есть кусочек земли перед домом, как превратить его в сад?». Приходите, говорит, все покажу. Но сразу предупреждает: деньги придется выколачивать, работать нужно каждый год. А так, чтобы посадил один раз — и красота наступила, не получится. Обычно люди ее послушают и... не приходят. Сегодня город вкладывает много средств в озеленение дворов и улиц. Но нередко растения сажают для галочки, считает Лилия Николаевна: «Сдали двор комиссии — и ушли. Никто за ними не ухаживает, дворник не поливает. Все на корню гибнет». Она и перед домом газон выхаживает. Несколько лет было так: посеет траву — ее вытопчут. А она все равно покупала за свой счет семена и сеяла.
— В конце концов, люди привыкли ходить по дорожкам, — торжествует Лилия Николаевна. — Бывало, студенты из расположенного рядом театрального училища залезут в палисад ник, сядут, а то и улягутся на газон. Я подойду: ребята, это в Кембридже на газонах можно лежать, сама там была, знаю. Но тем газонам триста лет, а нашему всего-то год, дайте ему вырасти. Понимают, поднимаются. Теперь и возле училища не лежат — там лавочки поставили.
А вот соседи по дому не все оказались понятливыми. Кто-то считает, что делает доброе дело, выпуская собаку в садик справить нужду — это же, мол, удобрение.
— От таких «удобрений» цветы вянут. Вот собачка «приложилась» — и кустик рододендрона погиб. А он, между прочим, шестьсот рублей стоит, — сокрушается Лилия Николаевна. — Некоторые говорили: она узурпировала дворик, делает тут что хочет, никого не спрашивая. Люди, говорю, где же вы были, когда я в одиночку здесь копалась? Мангал вот хотят поставить. Когда помойка была, никто об этом не думал. А теперь, когда везде цветы... Если 28 квартир станут в крошечном саду шашлыки жарить, во что он превратится? Делайте и вы что-то хорошее. Летом одна соседка цветы посадила, другая подкормила, полила растения — я так радуюсь, видя, что это еще кому-то надо!

 

ОБ ЭКОЛОГИИ И НЕ ТОЛЬКО

Конечно, сад всем пришелся ко двору. Один житель даже балкон не стал, как обычно, от холода загораживать — сядет на лавочку на своем балконе и любуется садом. Другой человек увидел двор–сад и, не раздумывая, купил здесь квартиру. Продавая жилье в этом доме, можно хорошо прибавить в цене «за экологию».

Кстати об экологии. Специалисты считают, что в городе не столько даже важны деревья, сколько трава, газоны. Кислород, который вырабатывает высоко расположенная листва, нам, ходящим по земле, особенно детям, достается в малых дозах. Газонная трава, кустарники — вот основные «источники жизни» в тесных загазованных переулках. Они же впитывают автомобильные и прочие выбросы, не дают подняться пыли. Так что если вы пока не чувствуете в себе сил вырастить сад, начните с газона. Время течет быстро — не успеем оглянуться, как пройдет триста лет, и наши юные потомки смогут валяться на травке, не боясь ее повредить. Если, конечно, не случится в стране очередных глобальных перемен (во что, когда знаешь историю, верится с трудом). Остается надеяться, что всегда найдутся люди, которые несмотря ни на что, как и наша далеко не молодая современница, будут упорно сеять траву и сажать сады.

...Описывая поленовский «Бабушкин сад», искусствоведы обычно обращают внимание на то, что большую часть полотна занимает пышно разросшаяся зелень сада — символ «неистребимой созидательной силы жизни».

 

АРБАТ Life № 04 2007. С. 18-19
© АРБАТ Life, 2007 г.


 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2019. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.