САДЫ ИСТОРИИ // Музейный центр РГГУ / 15.11-7.12.02

"Выставка посвящена историческим и мемориальным местам в садах Европы — Италии, Англии, Франции, Голландии, России, Швеции, Дании, а также Соединенных Штатов Америки. Ее тема — зримые следы истории, воплотившиеся в саду и увиденные историком искусства.

Сад — это особый мир, полный событий и приключений. Странствия по лабиринтам, гротам, заброшенным башням, искусственным и естественным руинам, по стриженым боскетам и разросшимся чащам, наконец, путешествия по недрам библиотек и архивов помогают понять душу сада — его программу, наглядное или тайное послание, обращенное к внимательным посетителям.
Статуя, надпись, беседка, садовая скамья иногда могут рассказать очень многое о событиях малой и большой истории. Таковы парк Во-ле-Виконт, стоивший свободы Никола Фуке, министру финансов Людовика XIV; фонтан Геракла в шведской королевской резиденции Дроттнингхольм, взятый в качестве военного трофея в побежденной Дании; заросший мхом грот в Версале, ставший местом, где была взята под стражу Мария-Антуанетта.

Но история сада выражается и в смене стилей, в настроении его построек и пейзажей. "Маска Безумия", беседка в виде разинутой пасти в парке Бомарцо, говорит о причудливой культуре маньеризма гораздо больше, чем учебники и трактаты; замок-руина Павлиньего острова и "недостроенный" Храм современной философии в Эрменонвиле позволяют понять меланхолию и пафос эпохи Просвещения; пагода в английском парке Кью напоминает о рождении экзотической темы в европейском искусстве; Сад Любви замка Вилландри, изображающий в своих зеленых узорах "пылкую", страстную", "притворную" и "трагическую" любовь, соединяет французскую галантность и поиск вечных символов, столь характерный для искусства начала ХХ века.".

Информация на сайте РГГУ

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Статуя Апеннина на вилле Медичи в Пратолино. Италия, Тоскана. 1997
Статуя Апеннина на вилле Медичи в Пратолино. Италия, Тоскана. 1997
Статуя Апеннина на вилле Медичи в Пратолино. Италия, Тоскана. 1997.
Вилла, носящая название "Лужайка" (Pratolino), устроена для Франческо де Медичи по проекту придворного "мастера зрелищ" Бернардо Буонталенти в 1569-81 гг. Ее расположение — на крутом склоне высокого холма — не позволяло создать модный тогда террасный парк. Гордостью Пратолино стала череда фонтанов и каскадов, в которой вода то пропадала, то с шумом появлялась из-под земли. Сад эпохи маньеризма требовал причудливых и парадоксальных образов. В начале водного пути был расположен фонтан Нептуна, а в конце — бассейн со статуей прачки, выжимающей белье, причем вода в ее мраморном ведре била ключом и казалась кипящей. В гроте Потопа посетителя, присевшего на скамью, заливали потоки воды, а на лестнице фонтанов его подстерегали струи, управляемые рукой садовника.
Статуя Апеннина, расположенная посередине водного пути, представляет собой фигуру могучего старца, сжимающего руками горло дракона, едва видного в массиве скалы. Колоссальная скульптура (ее высота — одиннадцать метров) олицетворяла сразу несколько идей — Апеннинские горы (поэтому она покрыта каменными сосульками-сталагмитами), ключи, бьющие из земных недр (отсюда струя воды, льющаяся из пасти чудовища), богатства минерального царства (за спиной Апеннина расположен грот, где изображены сцены добычи ископаемых). Но важнее всего было слияние в одном предмете природных и искусственных черт. Как писал современник, стоящая в гроте статуя Фетиды “с изумлением смотрит, сколь поразительно искусство неким образом превзошло природу”.
Гиганту посвящено несколько строф в стихотворном описании Пратолино 1579 года, принадлежащем флорентийскому поэту Рафаэлло Гуальтеротти:

А там, над самым краем,
Лесистый Апеннин склонился властно,
И твердейшие массы
Под сжатьем рук потоки извергают;
Он весь дрожит, не тает
Лед в жилах каменных, и снег украдкой
Приводит дни, что облачны и кратки.


В 1819 году парк был превращен в пейзажный, а обветшавшие статуи и фонтаны уничтожены. Судьба виллы неожиданным образом оказалась связанной и с Россией. История "флорентийской" ветви семейства Демидовых восходит к Николаю Никитичу (1773-1828), русскому посланнику в этом городе, собравшему богатую коллекцию картин и основавшему детский приют. Его сын Анатолий (1812-70), супругой которого была племянница Наполеона I Матильда, приобрел небольшое тосканское княжество Сан-Донато и присоединил к своему имени новый титул. В 1879 году его племянник, Павел Павлович Демидов, унаследовавший титул князя Сан-Донато, купил виллу Пратолино. В центре парка сейчас стоит памятник Николаю Никитичу Демидову, а официальное название старинного парка — Villa Demidoff.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Парковая беседка виллы Бомарцо. Италия, Лаций. 1997
Парковая беседка виллы Бомарцо. Италия, Лаций. 1997

Парковая беседка виллы Бомарцо. Италия, Лаций. 1997.
Вилла Орсини — один из наиболее необычных и в то же время характерных парков итальянского маньеризма —расположена в глубокой долине, над которой стоит городок Бомарцо. Герцог Пьер Франческо Орсини, воин, путешественник и гуманист, использовал утесы и уступы скал для того, чтобы населить парк множеством фантастических существ и символических изображений. Работа проходила долго (1552-80) и отразила черты биографии Орсини.
Путешествие по "Священному лесу", как его называл создатель, приводит посетителя к чудовищным пастям, вырастающим из-под земли змееногим девам, фигурам дракона, льва, слона. Крупные красные буквы складываются в стихотворные тексты, то гордые, то зловещие, то загадочные. Надпись, сделанная у входа в сад, призывает:

ВЫ, КТО ЗЕМЛИ ДОСТИГ ПРЕДЕЛОВ ОТДАЛЕННЫХ,
ДАБЫ ЕЕ ЧУДЕС ВЕЛИЧЬЮ ИЗУМИТЬСЯ,
СЮДА СТУПАЙТЕ, ГДЕ ПУГАЮТ ЛИЦА,
СЛОНЫ, МЕДВЕДИ, ЛЬВЫ, И ОРКИ, И ДРАКОНЫ

Громадная фигура человека, который держит другого за ноги, служит ключом к программе парка. Это эпизод из поэмы Лодовико Ариосто "Неистовый Роланд", герой которой в любовном отчаянии теряет свой разум и превращается в подобие животного. Его друг Астольфо возвращает разум рыцаря, улетевший на Луну, и исцеляет Роланда, который становится оплотом христианского войска, сражающегося против сарацин. Нижняя часть парка аллегорически представляет блуждания омраченной страстями души: посетитель понимает это, увидев при подъеме на верхнюю террасу фигуру трехголового Цербера, стража Аида. Венчает парк небольшой храм классических форм — церковь, в которой непрестанно возносились молитвы за супругу Пьер Франческо Джулию, умершую в 1564 году.
Самым знаменитым памятником Бомарцо стали "Адские уста". Джованни Содерини, современник Орсини, восхищенно писал о них: "В Бомарцо есть изваяние, высеченное из более чем огромного камня и изображающее маску, где рот образует вход, а глаза — окна, язык служит столом, зубы сиденьями, и когда там накрыт ужин с расставленными между блюд свечами, маска издалека имеет весьма устрашающий вид”.
"Маска безумия", на голове которой стоит сфера, похожая на земной шар, по своему назначению — всего лишь беседка. Но отдых в каменной пасти, зрелище расположенной как раз напротив пары сражающихся гигантов, погружение в мир чудовищ и мрачных символов заставляло человека проникнуться настроением, которое напоминает о платоновском образе пещеры и предвосхищает мироощущение Фрейда и Кафки. В 1949 году, на заре своей карьеры, Микеланджело Антониони снял документальный фильм о Бомарцо.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Амур на Единороге. Скульптурная группа на озерной вилле Изола Белла. Италия, Ломбардия. 2001
Амур на Единороге. Скульптурная группа на озерной вилле Изола Белла. Италия, Ломбардия. 2001
Амур на Единороге. Скульптурная группа на озерной вилле Изола Белла. Италия, Ломбардия. 2001.
В 1630 году миланский граф Карло III Борромео приобрел три острова на одном из живописнейших озер Северной Италии — Лаго Маджоре. Один из них, представлявший собой голую скалу, был превращен в террасную виллу и получил название Isola Bella — Прекрасный остров. В названии скрыто и имя супруги графа, Изабеллы д'Адда, поэтому автор одного из описаний XVII века написал это слово слитно — "Изолабелла".
Дворец расположен на "корме" острова-корабля, а остальную часть занимает барочный террасный сад. Он расположен вокруг искусственной пирамиды, десятью уступами поднимающейся вверх. По воспоминаниям Виталиано VI Борромео, который довел до завершения работы своего отца, "дабы победить суровость скалы, ее понадобилось раздробить и привезти с берега бут и землю, необходимые для создания названных площадок". В саду расположено множество скульптур, несущих девизы и аллегорические изображения. Но главной его особенностью стали необычайно красивые виды.
Посетитель 1680-х годов уделил особое внимание верхней части сада: "Наверху находится балюстрада, покоящаяся на стройных колоннах, и оттуда, как в зеркале, можно видеть большую часть суши и обширное пространство озера, похожее на широкую равнину. Крылатые мальчики из мрамора сидят со всех сторон сей балюстрады, и посредине ее изящный мальчик в золотой диадеме, держащий в правой руке HUMILITAS (СМИРЕНИЕ), написанное готическими буквами, девиз, который род Борромео унаследовал от Чезаре Энобардо (Фридриха Барбароссы), будучи с ним в прямом родстве".
Один из залов дворца украшен шпалерами с изображением животных, среди которых — большой белый единорог. Средневековый символ чистоты и крестной жертвы, он стал символом рода Борромео. И на верхней платформе острова, над его висячими садами, вновь появляется "большой Единорог, герб миланских Борромео, с тонким острием длиною 28 римских пядей, готовый к прыжку, и на нем статуя Амура, который золотыми узами соединяет две большие скульптуры высотой в двадцать две римские пяди, представляющие одна Искусство, другая Природу".

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Фонтан Корона и статуя Геракла в парке Во-ле-Виконт. Франция, Иль-де-Франс. 1998
Фонтан Корона и статуя Геракла в парке Во-ле-Виконт. Франция, Иль-де-Франс. 1998

Фонтан "Корона" и статуя Геракла в парке Во-ле-Виконт. Франция, Иль-де-Франс. 1998.
Парк Во-ле-Виконт при ночном освещении. Франция, Иль-де-Франс. 1998.
В 1656 году Никола Фуке, министр финансов Людовика XIV, решил устроить в имении Во-ле-Виконт замок и парк, соответствующие его притязаниям на место в придворной иерархии. Архитектор Луи Лево, живописец Шарль Лебрен и садовый мастер Андре Ленотр впервые встретились здесь для совместной работы, завершившейся пятью годами позже.
17 августа 1661 года Фуке устроил торжественный прием в честь короля. Пышность праздника, роскошь покоев и лесть хозяина не могли скрыть политических претензий, воплощенных в новом саду. От внимания короля и премьер-министра Кольбера не ускользнули ни фонтаны, бьющие сквозь ажурные короны, ни стоящая в дальнем конце партера, на высоком холме фигура Геракла с палицей. Известная писательница этой эпохи Мадлен де Скюдери описывает ее как символ завершения работ: “Как если бы хотели показать, что здесь окончание великих и прекрасных трудов, они поместили... изящную фигуру Геркулеса, отдыхающего после подвигов, которые можно видеть вырезанными на рельефах постамента”. Однако тема продолжалась и в росписях апартаментов Фуке, где изображены подвиги и апофеоз Геракла.
Через две недели после приема Фуке был арестован, обвинен в государственной измене и заключен в горный замок Пиньероль. А еще немного погодя Лево, Лебрен и Ленотр уже работали над переустройством королевской охотничьей ложи в Версале. Туда же было перевезено множество статуй и деревьев из Во-ле-Виконт. На протяжении века парк дважды переходил из рук в руки, скульптура его фонтанов пошла на переплавку, широкий партер зарос лесом. Лишь в 1875 году промышленник Альфред Сомье начал восстановление Во-ле-Виконт, подарив потомкам возможность оценить уходящее вдаль пространство парка, неожиданность появления скрытого поперечного канала и силуэт стоящего на платформе замка с его высокими кровлями.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Каскад в королевской резиденции Казерта около Неаполя. Италия, Кампанья. 1997
Каскад в королевской резиденции Казерта около Неаполя. Италия, Кампанья. 1997

Каскад в королевской резиденции Казерта около Неаполя. Италия, Кампанья. 1997.
В 1752 году неаполитанский король Карл III распорядился начать устройство загородной резиденции в городке Казерта. Автор проекта, Луиджи Ванвителли, поставил гигантский дворец в трех километрах от горного склона и соединил их водным каскадом. Поток, бурлящий среди грубых камней, обрушивается в широкий спокойный бассейн и становится фоном для двух белоснежных скульптурных групп. Справа гневная Диана, окруженная испуганными нимфами, слева — бегущий Актеон, окруженный псами. Далее вода успокаивается, медленно струясь из одного зеркального водоема в другой, и постепенно достигает Королевского Дворца. Пешая прогулка вдоль водного партера, под палящим солнцем, невозможна: широкие дороги по его сторонам предназначены для карет, роль которых теперь выполняют небольшие автобусы.
Размах парка так велик, что поперек него проложен подземный туннель для городского движения. Однако воображение Ванвителли намного превосходило исполинский масштаб осуществленого ансамбля. Мало того, что последний, ближний ко дворцу бассейн Юноны так и не был создан, — его место занял зеленый газон. Архитектор считал, что величию резиденции будет соответствовать продолжение канала до самой столицы. От Казерты до Неаполя тридцать километров, так что памятником этому замыслу осталась лишь прямая как стрела дорога, на месте которой должна была течь искусственная река.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Горный парк резиденции Вильхельмсхойе около Касселя. Германия, Гессен. 1996
Горный парк резиденции Вильхельмсхойе около Касселя. Германия, Гессен. 1996
Горный парк резиденции Вильхельмсхойе около Касселя. Германия, Гессен. 1996.
В самом конце XVII века кассельский ландграф Карл совершал свой Grand Tour, традиционное путешествие по Италии. Его поразил знаменитый каскад на вилле Альдобрандини во Фраскати, и по возвращении, в 1701 году, он поручил итальянцу Джованни Гверньеро создать нечто подобное в его графстве.
В нескольких километрах от Касселя расположена горная гряда. По планам Гверньеро, ее склон должен был стать водяной лестницей, окруженной извилистой каменной рамой. На вершине построен Октогон — восьмигранный павильон из черного камня, по размерам и архитектуре больше похожий на крепость. Высокая пирамида Октогона увенчана бронзовой фигурой Геракла Фарнезе. И хотя Геракл является символом Касселя, могучая фигура героя, опирающегося на палицу, и дорога, идущая от Вильхельмсхойе и рассекающая город пополам, придали парку иной, политический смысл.
Лишь триста метров барочного каскада были закончены, когда изменение вкусов и непомерность расходов стали очевидны. Большой фонтан, бьющий на высоту пятьдесят метров, людям новой эпохи казался странным курьезом. Суровые уступы гор были украшены храмами Аполлона и Меркурия, гротами Плутона и Сивиллы, Гробницей Вергилия и Чертовым мостом. "Здесь построены храмы для богов, гроты для философов Греции, и даже пещеры для ведьм", — писал в 1785 году К. Хиршфельд, автор знаменитой книги "Теория садового искусства".
В сентименталистском мире, созданном внуком Карла, Фридрихом II, и правнуком, Вильгельмом IX, нашлось место и для искусственного Львиного замка, и для китайской деревни Муланг. Не миновали Вильхельмсхойе и события Французской революции: в течение десяти лет "Вильгельмовы холмы" носили название "Наполеоновых". Точку в создании садового рая поставила смерть Вильгельма, последовавшая в 1821 году. Его тело было торжественно доставлено в Вильхельмсхойе и погребено в капелле Львиного замка.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Фонтан Нептуна и Большой партер парка Дроттнингхольм. Швеция, Стокгольм. 2001
Фонтан Нептуна и Большой партер парка Дроттнингхольм. Швеция, Стокгольм. 2001
Фонтан Нептуна и Большой партер парка Дроттнингхольм. Швеция, Стокгольм. 2001.
Регулярный парк резиденции шведских королей создан Никодемусом Тессином Младшим, перенявшим звание придворного архитектора от своего отца в 1681 году. Пейзаж Дроттнингхольма повторяет некоторые черты партера Во-ле-Виконт, хорошо знакомого Тессину, который работал при дворе Людовика XIV. Поперечная ось, скрытая за боскетами, фонтан Корона, дальний холм со скульптурной группой Ореста и Пилада напоминают о великих образцах европейской архитектуры. Тессин в полной мере усвоил французские уроки по созданию монументальной, торжественной архитектуры. Недаром в 1724 году к нему писал Петр I, предлагая исполнить проект главного собора для Санкт-Петербурга; эти чертежи и сейчас хранятся в Эрмитаже.
Геркулес, в отличие от парка Во-ле-Виконт, встречает посетителя в самом центре партера. Он яростно замахнулся палицей на Лернейскую гидру. Фигуры фонтана напоминают и о многовековом соперничестве Швеции с Датским королевством. Бронзовые статуи фонтана Геракла работы знаменитого нидерландца Адриана де Фриза взяты в качестве военного трофея, да и весь парк украшен его произведениями, некогда находившимися в Копенгагене, Фредериксборге и даже в садах Валленштейна в Праге.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Замок Фредериксборг. Дания, Зеландия. 2001
Замок Фредериксборг. Дания, Зеландия. 2001
 Замок Фредериксборг. Дания, Зеландия. 2001.
В самом конце XVII века датский король Фредерик IV побывал во Франции и увидел сады Версаля, которые произвели на него большое впечатление. Его интерес к регулярному парку Короля-Солнца имел и политическую подоплеку. Фредерик добивался полновластия в своей стране и перенимал формы придворной жизни, уже созданные в абсолютистской Франции.
Вскоре была начата работа над несколькими его резиденциями, ни одна из которых, однако, не стала "датским Версалем". Высокий ренессансный замок Фредериксборг близ городка Хиллерёд, место коронаций и центр монетной чеканки, напоминал о вековых традициях скандинавской крепостной архитектуры. Он стоит на берегу обширного озера с извилистыми берегами и тихими заливами, вокруг которого лежат охотничьи угодья. Во дворе замка находится огромный фонтан Нептуна, составленный из множества бронзовых фигур. Это не оригинал, потому что скульптуры Адриана де Фриза в XVII веке стали добычей шведской армии и теперь находятся в Дроттнингхольме. Шум струй и колеблющиеся воды озера, ветер и нередкий здесь дождь оттеняют спокойствие высоких крыш над кирпичными стенами. Однако полное представление о Фредериксборге можно получить лишь взглянув на озеро с верхней галереи замка.
В 1720 года Йохан Корнелиус Кригер, архитектор и садовый мастер короля, начал выравнивать и превращать в зеленые уступы крутой берег, противоположный замку. Затем он устроил здесь ниспадающую цепь садов, проложил канал, начинающийся овальным бассейном и впадающий в озеро через цепь водопадов, украсил арабески партеров пышными цветочными рамами и окружил весь парк стеной из высоких стройных лип. И идея версальского величия неожиданно вошла в жизнь старинного имения. Смысл террасного сада, созданного Кригером, — прежде всего в подчинении стоящему поодаль замку. Только с его высоты парк можно полностью охватить взглядом, к нему устремлены садовые дорожки и аллеи, о его шпилях и башнях напоминают конические очертания стриженых деревьев.
С тех пор, как эпоха абсолютной монархии канула в прошлое, Фредриксборг пребывал в упадке, а в 1859 году был опустошен сильным пожаром. Лишь в 1882 году замок стал национальным историческим музеем — благодаря усилиям Карла Якобсена, владельца пивоваренной империи Карлсберг. Сады Фредриксборга давно превратились в зеленый склон, под которым и были открыты их остатки. В 1996 году восстановительные работы завершились, и посетители получили редкую возможность увидеть барочный сад "как на картинке", в полном согласии с требованиями регулярного стиля и старинными изображениями.
Прогулка по широким аллеям парка, который вовлекает в свою глубину словно воронка, оканчивается у овального пруда, окруженного деревьями. Здесь зритель оборачивается и видит два водных зеркала, большое и малое, цветочные партеры между ними и силуэт замка — массивный контур на фоне северного неба и его зыбкое отражение в озерной воде.

------------------------------------------------------------------------------------------------------ 

Фонтан-шутиха "Грибок" в Петергофе. Россия, Санкт-Петербург. 1998
Фонтан-шутиха "Грибок" в Петергофе. Россия, Санкт-Петербург. 1998
Фонтан-шутиха "Грибок" в Петергофе. Россия, Санкт-Петербург. 1998.
Одна из петровских затей, одновременно напоминающих и грубоватые садовые развлечения, виденные им в Германии, и итальянские парки XVI века, у создателей которых было специальное выражение "giocchi d'aqua" — "водяные шутки". Грибок, Елочка, Дубок, возле которых всегда слышен восторженный детский визг, и более величественное Солнце, вращающееся посреди басcейна-купальни, составляют особый водный мир барочного Петергофа. Но здесь нашли свое место и воспоминания Петра I о французских парках, Версале и Марли.
Недалеко от водяных шутих Петергофа расположен фонтан "Фаворитный". "Он состоит из четырех плавающих уток и собаки, помещенных в круглом бассейне, посредине которого находится свинцовая фигура крестьянина, играющего на свирели", — сообщает старый путеводитель. "Собака с лаем гонится за утками, а крестьянин в то время поворачивается на месте". Автор, считавший что фонтан устроен "для детской забавы", едва ли знал, что это повторение одной из групп знаменитого, но исчезнувшего уже в XVIII веке версальского Лабиринта. Тридцать девять фонтанов-скульптур иллюстрировали басни Эзопа, а подробнее узнать о сюжетах и их галантном толковании посетители могли из книги "Версальский лабиринт", изданной Шарлем Перро в 1668 году. Последняя, тридцать девятая басня поясняет замысел и версальского, и петергофского фонтанов.

УТКИ И МАЛЕНЬКИЙ СПАНИЕЛЬ
Маленький Спаниель преследовал вплавь двух больших Уток. Они ему сказали: “Ты мучаешь себя напрасно. У тебя хватит сил, чтобы заставить нас обратиться в бегство, но не достанет, чтобы нас поймать”.

Предмет, что соразмерен, наилучший;
Иначе удержать не хватит сил,
Когда ему окажетесь докучны;
Чем больше гонишься, тем более немил.


Спаниель в этом фонтане действительно гонится за утками, которые убегают от него; все они выбрасывают в воздух струи воды, поворачиваясь один за другим. Этот фонтан иначе называют фонтаном водоворота, потому что воды, которые в изобилии вливаются в его бассейн, быстро и шумно вращаются, затем низвергаются под землю и там исчезают".

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Руины Храма Марса в парке Монсо. Франция, Париж. 1999
Руины Храма Марса в парке Монсо. Франция, Париж. 1999
"Руины Храма Марса" в парке Монсо. Франция, Париж. 1999.
Искусственные руины воображаемого римского храма соседствовали в парке Монсо с голландской мельницей, готической башней, пирамидами, сикоморовой рощей, напоминающей об истории Пирама и Фисбы. Все эти кусочки исторических пейзажей были составлены вместе не садовником, а драматургом — Луи Каррожи де Кармонтелем. Он стремился доказать, что не только на сцене, но и в саду можно пережить чувства, "уносящие нас вдаль". Бывшая пригородная резиденция герцога Шартрского, Монсо был свидетелем заседаний масонских лож и алхимических опытов, на его границе появилась одна из тридцати восьми застав Парижа — и одна из четырех уцелевших в годы революции. Теперь это общественный парк, в пирамиде хранятся метлы и лопаты, а две неравных колонны Храма Марса кажутся подлинными обломками древних веков.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Храм современной философии в Эрменонвиле. Франция, Пикардия. 1999
Храм современной философии в Эрменонвиле. Франция, Пикардия. 1999
Храм современной философии в Эрменонвиле. Франция, Пикардия. 1999.
Философский парк Эрменонвиль, темой которого стали произведения и идеи Руссо, создан маркизом Рене-Луи де Жирарденом, теоретиком раннего романтического садового стиля. Эрменонвиль, куда сам Руссо приехал в конце жизни, где он умер и похоронен, полон памятников — добрым матерям, жертвам средневекового фанатизма, даже неизвестному самоубийце, чье тело нашли в сумрачных аллеях.
Храм современной философии — пожалуй, самый необычный из павильонов Эрменонвиля. Путеводитель 1791 года сообщает:

"Памятник этот воздвигнут современной Философии и посвящен Мишелю Монтеню, как можно видеть из надписи, помещенной внутри постройки:

Hoc templum inchoatum Philosophiae nondum perfectae, Michaeli Montaigne, qui omnia dixit, sacrum esso.

Сей начатый храм Философии, также несовершенной, Мишелю Монтеню, сказавшему все, посвящен.

Над дверным фронтоном:

Rerum cognoscere causas.

Вещей познать природу.
ВЕРГИЛИЙ

На сломанной колонне у входа в Храм:

Quis hoc perficiet?

Кто довершит его?

На основании той же колонны:

Falsum stare non potest.

Ложной замены не будет.

...Каждая из шести колонн тосканского ордера, поддерживающих ротонду, посвящена памяти одного из великих людей, которые принесли пользу ближним своими сочинениями либо открытиями.

НЬЮТОН.
Lucem .......................................................................................................... Свет

ДЕКАРТ
Nil in rebus inane ......................................................... Нет в природе пустоты

ВОЛЬТЕР
Ridiculum ..............................................................................................Смешное

У. ПЕНН.
Humanitatem ................................................................................ Человеческое

МОНТЕСКЬЕ.
Justitiam ........................................................................................... Правосудие

РУССО.
Naturam ............................................................................................... Природу

Вокруг Храма можно видеть куски антаблементов, капителей, колонн, и прочие строительные материалы, необходимые для завершения ротонды. Эти колонны ждут, когда их воздвигнут те избранные гении, которые явятся к славе своего народа и к просвещению ближних; быть может, им суждено лежать здесь еще много веков; ибо куда легче быть принятым в Академию, чем заслужить место на одной из колонн Храма в Эрменонвиле".

Но мы можем взглянуть на памятник и глазами русского писателя конца XVIII столетия. “На высоком пригорке видите храм — новой Философии, который своею архитектурою напоминает развалины Сибиллина храма в Тиволи. Он не достроен; материалы готовы, но предрассудки мешают совершить здание”, рассказывает Н.М. Карамзин в "Письмах русского путешественника". Упомянув о надписи "Кто довершит его?", он продолжает: “Многие писали ответ на колоннах. Одни думают, что несовершенный ум человеческий не может произвести ничего совершенного; другие надеются, что разум в школе веков возмужает, победит все затруднения, докончит свое дело и воцарит истину на земном шаре”.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

"Деревня" в парке Трианон в Версале. Франция, Иль-де-Франс. 1998
"Деревня" в парке Трианон в Версале. Франция, Иль-де-Франс. 1998
"Деревня" в парке Трианон в Версале. Франция, Иль-де-Франс. 1998.
В 1784 году в Шантийи, загородной резиденции принцев Конде, произошло событие, чрезвычайно взволновавшее французскую королеву. Принцесса Конде распорядилась построить в дальнем углу парка несколько деревенских домов — с каркасом из толстых деревянных брусьев, белеными стенами и соломенными кровлями. Посетителей поражала изысканная роскошь отделки хижины, мельницы и особенно амбара — обеденной залы, стены которой были расписаны лесными видами. В следующем же году в парке Трианон начинают строить "деревню королевы", уже в ином масштабе продолжая игру в сельскую простоту.
Придворный архитектор Ришар Мик окружил озеро чередой изящных, разнообразных по формам построек — с деревянными галереями, спиральными лестницами, высокими соломенными кровлями. Огород, ферма, на которой королева играла роль крестьянки, голубятня и молочня дополняют этот иллюзорный мир. Мельница парка Трианон поражает игрушечными размерами и кажется сошедшей с картины Буше или Робера. Так оно, собственно, и есть, — Юбер Робер был соавтором Мика в этом соединении архитектуры, пейзажа и игры.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Грот в парке Трианон в Версале. Франция, Иль-де-Франс. 1999
Грот в парке Трианон в Версале. Франция, Иль-де-Франс. 1999

Грот в парке Трианон в Версале. Франция, Иль-де-Франс. 1999.
Грот у подножия Бельведера был гордостью Марии-Антуанетты: подземный зал, где устраивались приемы, концерты и иллюминации. Но именно необычность этого салона дала пищу слухам, которые поползли по стране, все менее уважавшей "австриячку". После "скандала с ожерельем", случившегося в одном из боскетов Большого партера Версаля, легко было поверить, что грот нужен королеве ради нескромных уединений, а остальное делается для отвода глаз.
По иронии судьбы, круг слухов и подозрений замкнулся именно здесь, у тихих речных струй Малого Трианона. 5 октября 1789 года королева, гуляя с детьми, услышала приближающийся шум и гул голосов. Это была толпа "диких Марианн", разъяренных парижских женщин, искавших Марию-Антуанетту. Случайно или по привычке к знакомому месту, королева с детьми укрылась в пещере. Здесь она и была взята под стражу.
Видимо, печальная история, связанная с этим уголком, была причиной полного запустения грота. Его заросший мхами, перегороженный решеткой вход приходится искать среди извилистых корней и скользких валунов.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Грот в парке Багатель. Франция, Париж. 1999
Грот в парке Багатель. Франция, Париж. 1999
Грот в парке Багатель. Франция, Париж. 1999.
Багатель, "Игрушка" — один из первых французских садов, устроенных в "английском вкусе". Садовником графа Артуа был шотландец Томас Блейки, который с большим искусством сумел воспроизвести в парке ту красоту, которая считалась образцом для пейзажного стиля, — красоту китайского сада.
Вернее было бы сказать, что Блейки воссоздал не сад, а образ сада, такой, каким он представал на шелковых свитках и бумажных ширмах. Искусственная скала извергает со своей вершины искусственный водопад; подъем в гору оказывается спиральным и ведет на вершину искусственного холма; лужайку украшает китайский храмик, розарий — китайская ажурная беседка, а тихой долиной нужно любоваться, войдя в искусственный грот, укрытый, как зонтиком, пеленой золотящихся на солнце брызг. Но сила искусства превращает игрушечные скалы в неповторимый пейзаж, одновременно вызывающий в памяти виды Англии, Франции и Китая.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Пагода в Королевском ботаническом саду Кью. Англия, Суррей. 1998
Пагода в Королевском ботаническом саду Кью. Англия, Суррей. 1998
Пагода в Королевском ботаническом саду Кью. Англия, Суррей. 1998.
В жизни ботанического сада, расположенного близ английской столицы, был звездный час, которого не довелось испытать старинным садам Падуи, Лейдена или Упсалы. В 1757 году его архитектором стал Уильям Чемберс, создатель не только знаменитых дворцов, но и не менее известных трактатов об архитектуре китайцев. Чемберс — первый европейский архитектор, сам, причем дважды, побывавший на Дальнем Востоке и по собственным впечатлениям рассказавший о "пейзаже настроения", миниатюрных садах и причудливых постройках китайцев.
В Кью он решил соединить садовые миры Европы и Азии: античные ворота и ренессансные храмики соседствовали с "Альгамброй", мечетью, с китайскими по стилю беседками и птичником, с прудом, в котором плавали необычные для тогдашней Англии золотые рыбки. Но наибольший эффект произвела "Башня, обычно называемая Большой Пагодой". Десятиярусная постройка высотой более пятидесяти метров, очертания которой повторяют пагоду в Кантоне, возникла с чудесной скоростью — Чемберс указывал, что ее начали строить осенью 1761 года и закончили следующей весной. Яркие краски деревянных украшений, блеск крыш, позолота шпиля, бесчисленные фигуры крылатых драконов дополняли впечатление.
Экзотический мир садов Кью, возникший в эпоху Просвещения, не только удивлял посетителей своими видами, но и настраивал на раздумья. Храм Солнца, украшенный знаками зодиака, напоминал об античной картине мироздания, фронтон мечети был украшен надписью "Нет Бога кроме Бога", а павильон на острове носил название "Дом Конфуция". Пагода, храм чужой, но таинственной и вызывающей уважение религии, входила в ряд "философских" павильонов.
Многие сомневались в прочности необычного сооружения. "Все думали, что здание, до такой степени лишенное пропорциональности, рухнет до окончания его постройки, и никто не верил, что оно выдержит ужасные грозы и бури, которые мы пережили в ближайшие месяцы", — признавался современник. "Теперь пагоду считают чудом искусства, настолько хорошо она выдержала сии удары". Чемберс подчеркивал, что восьмигранная башня, сложенная из прочного коричневого кирпича, не получила "ни малейшей трещины или разлома". Мастерство и расчет архитектора еще раз подтвердились в 1941 году — несколько немецких бомб, упавших рядом с постройкой, не причинили ей вреда.
Удивительно не только присутствие среди ричмондских рощ башни, которую современный историк назвал "беспокоящим восклицательным знаком", но и то слияние с английским пейзажем, которого достиг Чемберс. С тех пор пагоды нередко становились украшением пейзажного парка — их башнеобразные силуэты и сейчас можно видеть во французских парках Шантлу и Кассан, в немецких Потсдаме и Касселе, в Китайской Деревне Царского Села. Постройка Чемберса стоит у истоков этой пейзажной и философской традиции.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Вид на замок Морицбург. Германия, Саксония. 1996
Вид на замок Морицбург. Германия, Саксония. 1996
Вид на замок Морицбург. Германия, Саксония. 1996.
Пейзажи Саксонии примечательны своим разнообразием, и водная гладь Морицбурга еще больше впечатляет после горных замков и глубоких долин, встречающихся по пути из Дрездена. Островной замок окружен простым пейзажем — перелесками, полями, обширным озером. Но эта естественность обманчива.
Чтобы ее добиться, архитектор Маттес Даниэль Пёппельман с 1723 по 1736 годы неустанно работал над преображением бывшего охотничьего дома: устроил земляную платформу, соединил череду малых озер, распорядился подстригать лесные деревья. Замок похож и на средневековую крепость, и на пышный дворец; его башни широки, кровли легки, а на высоком церковном шпиле играют солнечные блики. Сказочное настроение не покидает ни при входе в замок по узкой длинной насыпи, ни при взгляде на окрестности с верхнего этажа, ни при долгом, медленном обходе его водного зеркала. И вдруг вспоминаешь, почему силуэт Морицбурга кажется знакомым. Этот замок, возвышающийся над снеговой равниной, с окнами, светящимися в темноте, — главный герой давнего детского фильма "Три орешка для Золушки".

-----------------------------------------------------------------------------------------------------

Дворец Сан-Суси и надгробие Фридриха II. Германия, Потсдам. 1997
Дворец Сан-Суси и надгробие Фридриха II. Германия, Потсдам. 1997
Дворец Сан-Суси и надгробие Фридриха II. Германия, Потсдам. 1997.
Парк Сан-Суси ("Без забот") — любимое детище и место пребывания сурового прусского короля Фридриха II. Здесь ничто не напоминает о солдатских шеренгах, войнах и политических спорах. Террасы холма, на котором стоит дворец, увиты виноградными побегами, портал отягчен каменными гроздями, на мраморных постаментах возлежат античные богини, а павильоны заменены ажурными железными беседками.
Но внимательный взгляд отмечает и куда менее легкомысленные черты Сан-Суси: фигуры сфинксов у входа, фонтан, окруженный символами четырех стихий, Китайский Чайный дом, увенчанный статуей Конфуция, Замок руин на дальней горе, Храм дружбы — памятник умершей сестре короля, принцессе Вильгельмине. И возвратясь к дворцу, в котором король-масон некогда принимал Вольтера, посетитель уже с меньшим удивлением замечает в углу газона простую плиту с надписью "Фридрих". Вместо пышной гробницы в кафедральном соборе Берлина он избрал незаметное место в парке, давая урок философского смирения и растворения в природе тем, кто придет посетить его загородный дом — и могилу.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Руинная гора в парке Сан-Суси. Германия, Потсдам. 1997
Руинная гора в парке Сан-Суси. Германия, Потсдам. 1997
Руинная гора в парке Сан-Суси. Германия, Потсдам. 1997.
Исполинская колонна, напоминающая о храмах Баальбека, приставлена к двум другим, возле нее — кусок стены, напоминающий римские развалины, рядом пирамида и ротонда. "Гора руин", от которой почти весь парк виден как на ладони, — всего лишь декорация, маскирующая бассейн для сбора дождевой воды. Но под сиянием луны, освещающим гранитные монолиты, архитектура руин приобретает меланхолическое величие.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Замок-руина в королевской резиденции Павлиний остров. Германия, Пруссия. 1997
Замок-руина в королевской резиденции Павлиний остров. Германия, Пруссия. 1997
Замок-руина в королевской резиденции Павлиний остров. Германия, Пруссия. 1997.
"Остров кроликов" на разливе реки Шпрее стал Островом павлинов по воле Фридриха Вильгельма III в 1796 году. Романтическая обстановка создается прежде всего замком-руиной — деревянным трехэтажным дворцом, напоминающим полуразрушенную крепость. Павлины, разгуливающие вокруг, сообщают острову оттенок восточной пышности.
Рыцарственный характер Павлиньего острова напоминает о петергофской Александрии с ее готической Капеллой и дворцом Коттедж, о почитании Белой Розы и о мальчишеских турнирах, ритуал которых был разработан воспитателем Александра Павловича, Василием Андреевичем Жуковским. Не случайно в кабинете Коттеджа стоит модель берлинского замка-руины, сделанная из слоновой кости. Через два года после его постройки в прусской королевской семье родилась принцесса Фредерика Луиза Шарлотта Вильгельмина, она же Белая Роза, — она же Императрица Всероссийская Александра Федоровна.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Кузница в усадьбе Никольское-Черенчицы. Россия, Тверская область. 2001
Кузница в усадьбе Никольское-Черенчицы. Россия, Тверская область. 2001
Кузница в усадьбе Никольское-Черенчицы. Россия, Тверская область. 2001.
Величайший из архитектурных дилетантов XVIII века, Николай Александрович Львов охотно строил не только соборы и дворцы, но также сельские церкви, погреба и ледники. В его имении Никольское-Черенчицы, расположенном в окрестностях Торжка, склон холма превращен в тройную пещеру, выложенную разноцветным диким камнем. Это таинственное помещение еще больше походило на грот Вулкана, когда использовалось по прямому назначению, — под кузницу. Поразительно, до какой степени домашние постройки Львова перекликаются с экспериментами французских зодчих той эпохи, особенно Клода Никола Леду, придумавшего кузницу в виде усеченной пирамиды, из срезанной вершины которой валит дым: не пещера Вулкана, а сам вулкан!

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Парк и замок Шеверни. Вид с воздушного шара. Франция, долина Луары. 1999
Парк и замок Шеверни. Вид с воздушного шара. Франция, долина Луары. 1999
Парк и замок Шеверни. Вид с воздушного шара. Франция, долина Луары. 1999.
Замок Шеверни, расположенный в долине реки Луары, построен в 1634 году для графа Анри Юро и в течение шести веков находился во владении одного рода. Предыстория его создания весьма драматична. Имение было приобретено в 1504 году Жаком Юро, сын которого Рауль построил здесь замок-крепость средневекового типа. Его сын Анри, придворный Генриха IV и комендантом замка Блуа, запятнал свое имя убийством супруги, причиной которого стала ее неверность. Видимо, для возвышения славы древнего рода Анри и его вторая жена начали строительство нового замка в духе входящего в моду классицизма.
Белоснежные стены сложены из камня породы "бурре", который становится светлее с течением времени. Может быть, именно классические формы и благородные очертания замка позволили ему избежать участи других построек, сохранивших черты средневековья. Ведь множество "крепостей феодализма", от Бастилии до Шантийи, было снесено во время Французской революции.
Когда-то замок был окружен регулярным садом и замкнут кольцом густых лесов. Но эпоха романтизма преобразила пейзаж, и сверху хорошо видно, как купы деревьев образуют "букеты" и рощицы, то уступая место лугам, то образуя зеленый фон.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Руины главного дома в усадьбе Графская Славянка. Россия, Ленинградская область. 2000
Руины главного дома в усадьбе Графская Славянка. Россия, Ленинградская область. 2000
Руины главного дома в усадьбе Графская Славянка. Россия, Ленинградская область. 2000.
Согласно петербургской легенде, собрания в поместье графини Юлии Павловны Самойловой, расположенном неподалеку от Павловска, настолько обедняли дворцовые приемы в Царском Селе, что Николай I выразил желание купить Графскую Славянку. Подчиняясь императорскому требованию, графиня будто бы сказала: "Скажите государю, что ездили не в Славянку, а к графине Самойловой, и где бы она ни была, будут продолжать к ней ездить". На следующий вечер она поехала на пустынную оконечность Каменного острова и молвила: "Вот здесь будут приезжать к графине Самойловой". Так и сбылось: за друзьями потянулись любопытствующие, и вечерние собрания возобновились под открытым небом.
Эта история довольно близка к истине. Собрания на стрелке Каменного острова действительно были, но со Славянкой графине пришлось расстаться позднее. В 1846 году, путешествуя по Италии, она влюбилась красавца-тенора и решил выйти за него замуж. По российским законам, Самойлова должна была продать всякую недвижимость в России. Тогда и дала о себе знать неутоленная ревность императора к славе светской львицы. Усадьбу собирались купить Воронцовы-Дашковы, но Николай распорядился, несмотря на возмущение и протесты, вернуть им задаток и приобрести имение в казну. С этого времени начинается закат и запустение Графской Славянки.
История усадьбы тесно связана с семейством Брюлловых. Дом построен Александром Павловичем Брюлловым, а портреты графини много раз писал увлеченный ею "Карл Великий". Славянка была разрушена во время войны, но руины ее, чистые и светлые, с ровными зелеными холмами и тонкими деревцами там, где были залы и кабинеты, необыкновенно красивы. Предгрозовой вид освещенных ярким солнцем развалин дворца обладает драматической живописностью, так идущей этой — некогда готической — постройке.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Вид на павильон Венеры в Гатчине. Россия, Ленинградская область. 2000
Вид на павильон Венеры в Гатчине. Россия, Ленинградская область. 2000
Вид на павильон Венеры в Гатчине. Россия, Ленинградская область. 2000.
Павильон Венеры — историческое напоминание о поездке великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны по Европе в 1781-2 годах под именем графа и графини Северных. Павлу чрезвычайно понравилось Шантийи, имение принца Луи-Жозефа Конде в окрестностях Парижа. Подружился он и с хозяином, умным и прямодушным человеком, нрав которого оказался ему близок. "Принц Конде умный, тактичный человек, обладающий чувством вкуса", — вспоминала подруга "графини Северной", баронесса Генриэтта-Луиза д'Оберкирх, — "он не любит философию, и никогда не испытывал пристрастия к тем господам, которые причинили и продолжают причинять нам всяческое зло. ...Его характер на редкость приветлив; он принимает всех такими, как есть. Это один из самых храбрых людей Европы, и, в случае войны, король найдет в его лице доблестную шпагу. ...Он разговаривал долгое время с господином графом Северным, проявив столь глубокие познания, так что последний был удивлен увидеть их у принца, который, как казалось на первый взгляд, интересуется только военным делом".
Трехдневный визит стал праздником, не прекращавшимся даже ночью. "Ужинали на острове Любви; здесь были всевозможные виды игр с кольцом и качели, кроме того, устроен бал: там был такой задор и веселье, которых обычно не встретишь при дворе", вспоминала баронесса д'Оберкирх. Узкий и длинный остров назывался так потому, что в конце его стояла легкая постройка с огромными окнами, выходящими на канал, — Павильон Венеры.
Два года спустя в Петербург прибыл дорогой подарок — красный сафьяновый альбом с чертежами Шантийи. Павел воспроизвел в Гатчине парк с трезубцем аллей, назвав его Сильвией, а у берега Белого озера распорядился создать точную копию острова Любви и Павильона Венеры. Легкий павильон пережил все перипетии истории и остался памятником дружбы двух принцев, один из которых стал русским императором, а другой — вождем эмигрантской "армии Конде", до конца сражавшейся за возвращение во Францию короля. Храм Венеры в Гатчине напоминает и о том, как выглядел парк Шантийи в его лучшие годы: павильон-оригинал был разрушен в годы французской революции.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Замок мертвых на острове Людвигштайн в парке Монрепо. Россия, Выборг. 2000
Замок мертвых на острове Людвигштайн в парке Монрепо. Россия, Выборг. 2000
"Замок мертвых" на острове Людвигштайн в парке Монрепо. Россия, Выборг. 2000.
Уйдя на покой после службы при двух императорах, Павле и Александре, Людвиг Генрих Николаи посвятил свое время устройству парка в необычном месте — на покрытых лесом скалах неподалеку от Выборга. 1800-е годы, когда возник этот замысел, приходятся на эпоху романтизма, поэтому многие павильоны Монрепо (по-французски это значит "Мой покой") расположены над водой, в лесу, на высоких холмах.
Белоснежный "Замок мертвых" стоит на скале, окруженной водами Финского залива. Первоначально Николаи хотел устроить здесь "келью отшельника", но потом оставил этот замысел ради создания фамильного склепа. Он придумал также легенду о том, что под скалой гремит цепями призрак убитого здесь шведского короля Эрика XIV, и включил ее в поэму "Имение Монрепо". "Любя мою башню, я ее сделал ее узилищем", не без юмора пояснял Николаи в примечании.

На этой вершине жестокий победитель
Построил башню-тюрьму,
В которой хотел заточить своего брата.
Но случилось иначе, и Эрик сам стал пленником
И был заточен в башню. Девять лет он думал о мести,
Пока Иоганн не приказал ядом погасить его ярость.
С тех пор в полночь дух Эрика XIV бродит с проклятиями
Среди этих мрачных камней. И звенит кандалами,
И воет в гроте Медузы.

18 ноября 1820 года Людвиг Генрих Николаи умер в возрасте восьмидесяти трех лет и похоронен рядом со своей супругой на скале Людвигштайн.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Главный дом поместья Монтичелло. Соединенные Штаты Америки, Виргиния. 2001
Главный дом поместья Монтичелло. Соединенные Штаты Америки, Виргиния. 2001
Главный дом поместья Монтичелло. Соединенные Штаты Америки, Виргиния. 2001.
Томас Джефферсон, президент Соединенных Штатов и создатель Декларации Независимости, был архитектором-любителем и наблюдательным путешественником по Европе. Его вилла в Монтичелло (что по-итальянски означает "холмик") расположена на высоком нагорье, так что Джефферсон прямо из кабинета наблюдал в телескоп за строительством университета штата Виргиния, еще одного своего детища.
Деревянный дом в Монтичелло, рационально и просто устроенный внутри, снаружи напоминает итальянские виллы Возрождения. Но еще вероятнее, что Джефферсон использовал в качестве образца усадебный дом лорда Берлингтона неподалеку от Лондона: его белоснежный силуэт надолго стал символом английского неоклассицизма. В дневнике Джефферсон записал, что высокий восьмигранный купол этого дома "производит плохое впечатление", а "сад выказывает еще слишком много искусства"; в своей постройке и усадьбе он исправляет эти ошибки.
Под горой расположено семейное кладбище с эпитафией Джефферсона, составленной им самим. За цветочным садом, в подвале дома, среди полей и огородов трудились и жили черные рабы. Над их могилами не ставили надгробий, и только фундаменты хижин напоминают о необычном для Европы сельском укладе, соединившем английский пейзаж с колониальной плантацией.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

Сад Гамлета в Шекспировском саду. Франция, Париж. 1999
Сад Гамлета в Шекспировском саду. Франция, Париж. 1999
"Сад Гамлета" в Шекспировском саду. Франция, Париж. 1999.
В начале ХХ века общество любителей Шекспира решило устроить в Булонском лесу необычный театр. Это высокая стена, огораживающая овальное пространство, внутри которого расположены сцена и амфитеатр зала. Вокруг зрительских мест пышная растительность — деревья, кустарники и травы, представленные в пяти знаменитых пьесах Шекспира. Сад "Гамлета" легко узнать по целебным травам, которые перебирала Офелия, и плакучей иве, связанной с рассказом о ее гибели.

------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Сад Любви замка Вилландри. Франция, долина Луары. 1999
Сад Любви замка Вилландри. Франция, долина Луары. 1999

Сад Любви замка Вилландри. Франция, долина Луары. 1999.
Ренессансный замок Вилландри долгое время был лишен подобающего ему сада — пока в 1920-х годах его не купил испанец Хоакин Карвальо. Он решил создать особый зеленый мир, напоминающий и о далеких эпохах, и о современности, интересный и историку, и просто любопытному. Здесь есть грядки целебных трав, напоминающие о средневековых "аптекарских огородах", зеленый лабиринт, несколько видовых террас, с которых можно оценить геометрический рисунок сада. В громадном партере, где симметрично рассажены капуста и артишоки (Карвальо называл его "хорошо сервированным столом"), привлекают внимание прежде всего четыре зеленых квадрата. Их сложные узоры очень красивы, но только путеводитель может прояснить их смысл.
Он сообщает, что перед нами "четыре рода любви": страстная, нежная, трагическая и притворная. В боскете "страстной любви" сердца словно бы кружатся в танце, в боскете "нежной" чередуются с веерами, в боскете "любви притворной" угадываются бальные маски и любовные записочки, а "трагическая любовь" изображена остроконечными силуэтами стриженого кустарника и гроздями красных цветов в их сердцевине: это кинжалы, сабли и мечи, которыми сражаются из-за женщин. Искусство символизма и французская куртуазность в Вилландри прочно соединились.

 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2019. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.