Путешествие на остров Киферу. 7. Описание амфитеатра, окружающего центр острова, его архитектуры и украшений

 

СОЙДЯ С КОРАБЛЯ, СОНМ НИМФ НАПРАВЛЯЕТСЯ НАВСТРЕЧУ ВЕЛИКОЛЕПНО УКРАШЕННЫМ ТРОФЕЯМ. ПОЛИФИЛ РАССКАЗЫВАЕТ О ТАИНСТВЕННОМ СПОСОБЕ, КОТОРЫМ ОНИ ПРЕДСТАВИЛИ КУПИДОНУ БОЖЕСТВЕННЫЕ УКРАШЕНИЯ, И О ТОРЖЕСТВЕННОЙ ПРОЦЕССИИ, ВО ВРЕМЯ КОТОРОЙ КУПИДОН СИДЕЛ НА ТРИУМФАЛЬНОЙ КОЛЕСНИЦЕ, А ПОЛИЯ И ПОЛИФИЛ СЛЕДОВАЛИ, ПРИКОВАННЫЕ ДРУГ К ДРУГУ; И С ВЕЛИКОЙ ПЫШНОСТЬЮ ПРИШЛИ К ВРАТАМ ЧУДЕСНОГО АМФИТЕАТРА. ОН ОПИСЫВАЕТ ВО ВСЕЙ ПОЛНОТЕ ЕГО ВНЕШНИЙ И ВНУТРЕННИЙ ВИД


[Здесь следует описание триумфа Амура, в процессии которого пары влюбленных шли скованными друг с другом (надпись на одном из воинских значков гласила ΔΟΡΥΚΤΗΤΟΙ – "военнопленные")]


Мы шли со священным торжеством, неслыханной радостью и воодушевленным наслаждением, а окропители брызгали на проходящих и на всю процессию ароматной водой из золотых чанов; так прошли мы сквозь триумфальные врата к входному порталу. То было создание колоссальное, сложенное из восточной ляпис-лазури, в которой виднелись бесчисленные крапины, подобные золотому порошку, а базы и капители резных колонн, равно и архитрав, зоофор, карниз и фронтон, порог, и колонны в антах оказались сделанными из того же камня, гордо сопротивляющегося и твердой стали. Рельефы были в древнем роде, разнообразной, изящной, утонченной и восхитительной резьбы. Сооружение было чрезвычайно велико: я подумал, что не может оно быть созданием смертных, ибо строительство и отделка такого здания потребовало бы слишком много дорогих, усердных, долгих и тяжких усилий, и не менее того искусства, забот, трудолюбия и прилежания. Вся входная арка стены была из серпентина, а боковые колонны по обеим сторонам из порфира; далее стояли колонны из серпентина и из порфира попеременно. В среднем уровне были серпентинные колонны над порфировыми, а в верхнем пилястры из порфира, затем из второго камня, и так далее. Капители, базы и пьедесталы также перемежались.



По обеим сторонам портала стояли драгоценные вазы, одна из сапфира и другая из изумруда, изящно украшенные с чрезвычайным мастерством и напомнившие мне вазы из храма Юпитера в Афинах. У этого чудесного портала бог-лучник сошел со своей триумфальной колесницы. Амфитеатр был строением невероятным по изяществу фундамента, профилей, круга симметричных колонн с их архитравами, зоофоры и карнизы были все были литые из бронзы, покрытой огневым золочением. Все прочее было из прозрачного, блеском сияющего алебастра, в том числе колонны в антах и их арки. Даже Марк Скавр в бытность свою эдилом не создал ничего подобного. С внешней стороны между колоннами находилось два ряда открытых арок. Один ряд был помещен над другим, арки же были в полкруга с небольшим. К мощной стене между просветами были приставлены полуколонны с каннелюрами, заполненными на треть высоты, с астрагалами, и каждая вторая была снабжена символами и малыми изображениями, каких не видели и в Эфесе. Колонны покоились на соответствующих им пьедесталах с уместными украшениями: На каждом углу висело по два бараньих черепа, волнистые рога которых были изогнуты подобно раковинам; и от их спиральных частей отходили прикрепленные побеги, держащие лиственные гирлянды с уплощенными листьями и выпуклыми плодами. Внутри изогнутой рамы на пьедестале и выше гирлянды было изящно вырезана сцена жертвоприношения, совершаемого сатирами, которая изображала малый алтарь с треножником, на котором кипел сосуд древней формы, и две обнаженные нимфы, раздувающие огонь при помощи трубочек. Возле алтаря были два маленьких мальчика, держащих вазы; и два сладострастных сатира, которые, казалось, говорили, и каждый воздевал к нимфе руку, держащую извивающуюся змею. Нимфы держали руки сатиров своими свободными руками, а каждый из сатиров другой рукой закрывал горло сосуда для воды, дабы никто ее не коснулся. Но нимфы со своими трубочками наклонялись в другую сторону, невозмутимые и поглощенные своим делом {35}. Иные колонны того же вида имели витое заполнение на две трети высоты. На некоторых были изображены играющие дети среди нависающих листьев и плодов; на других различные трофеи, великолепно изваянные, и на многих горы военной добычи. Еще другие были заполнены символами, среди которых благословляющие богини, путти и Славы, рога изобилия, надписи и прочие подходящие украшения.

На стволах сих колонн покоились изящные капители, снабженные красивыми абаками или покрытиями, от которых вниз отходили величественные полированные волюты. Антаблементы, состоящие из архитрава, фриза и карниза, огибали здание по кругу, и выступы их были перпендикулярны колоннам. Между двумя выступами ордера над порталом, в середине зоофора находилось благородно задуманное и искусно исполненное украшение в виде древней вазы, горло которой заполнено было древними и свисающими ветвями, а по сторонам его лежали рогатые быки, с передними ногами, протянутыми к вазе, и воздетыми головами. На каждом сидел нагой муж с подъятой правой рукой, сжимающей пучок прутьев, которым он, казалось стегал быка, а другая рука его обнимала складки его шеи. Позади него восседала на бычьей спине обнаженная женщина, рука которой уходила вглубь рельефа и обнимала стан мужчины. Другою рукой держала она покрывало, развевающееся над ее увенчанной головой, а затем, прикрепленное за нею, появлялось над ее обнимающей рукой. Взирал на нее сатир, обращенный спиною к быку: одною рукой он держался за рог его, а другую простирал к женщине, держа в ней извивающуюся змею. Был за ним и второй сатир, держащий второй рог быка одною рукой, а другою схвативший ленты гирлянды, свисающей понизу вазы и пологой дугой доходящей до руки сатира с другой стороны. Задняя часть быка преображалась, смыкаясь с благородным ветвистым орнаментом древней листвы. Зоофор был чудесно украшен различными ваяниями того же рода.

Возвышаясь над этим антаблементом, следовала схожая колоннада, созданная пропорционально и не имевшая ни малейшей неточности. И хотя архитектурное искусство требует, чтобы колонны наверху были короче нижних на четверть и чтобы края их, за вычетом пьедестала, были выровнены по центру нижних колонн, и также чтобы третий уровень должен быть короче на одну пятую, не соблюдалось сие в этой изящной и симметричной постройке. Первый и второй уровни были одной высоты, а третий ряд из квадратных пилястр подчинялся правилу; они имели окружный антаблемент, подобно нижним, а под ним квадратные колонны или каннелированые пилястры выдавались из сплошной стены на треть своей ширины. Были сделаны окна между каждой их парой, не квадратные, как в храмах, но изогнутые или арочные, как требует того архитектура светская {36}.

Царственный карниз, окружавший верхи квадратных колонн, не имел выступов, но был снабжен всевозможными украшениями и уместными профилями, ибо он образовывал верхний антаблемент и завершал здание своими гармоничными пропорциями. Выше проходила гладкая и не нарушаемая ничем стена высотою в шаг с половиной.

Это достославное, знаменитое, гордое и превосходное здание все было создано из тончайшего индийского алебастра, сверкающего как стекло. Было оно мудро задумано, великолепно отделано и сложено необыкновенным способом, без единой связи из извести или цемента, но уравновешенное совершенной подгонкой и сплочением камней. Сияющий сей материал не мог быть испорчен ни дымом, ни загрязнен пролитым маслом, ни испачкан пурпурным вином: всякая часть его была безупречно чиста, и сохраняла алмазный свой блеск. Место, где располагалось здание, было в диаметре 32 шагов, толщина же постройки восемь шагов.

Окружность всей колоннады разделена была на четыре части. Каждая часть делилась на восемь равных частей, в которых располагались колонны, и от которых здание простиралось к центру. Пересекались они прямыми и круглыми сводами, соразмерными колоннам, их держащим; и проемы между частями соответствовали тем, что были напротив, так же как и сами части. Портики или своды были красиво покрыты и чудесно устроены, так что прямые линии в них соединялись, круговые же их пересекали. Высота их была умеренной, и все устройство согласованным. Наборный пол уложен был с чудесным и выдающимся мастерством, а нижняя и верхние галереи вымощены были прекрасными камнями различных цветов, так гладко пригнанными, что казались они единым целым, восхищающим зеркальным блеском и совершенной своей полировкой. Опытный и тонким вкусом обладающий архитектор украсил своды изящной работы прекрасными мозаичными сценами чудесных оттенков, в каждой из которых изображались деяния Купидона. Затем исследовал я изящные рельефы сего чудесного здания, удивительное символическое искусство и свидетельства необыкновенного мастерства мозаичного мастера. И поразительный храм Эфесский, и римский Колизей, и театр в Вероне, и все прочее уступает этой постройке, такой великолепной и божественной работы были ее колонны, капители, базы, карнизы, мозаики, полы, статуи, эмблемы и все прочие части, чудесно собранные и прилаженные, совершенные в каждой подробности, мудро созданные и заслуживающие высшего изумления. Великая слава и восхищение статуей Божественного Августа и четырьмя слонами, посвященными в храме Конкордии, бледнеют пред нею; и не сравнима с ней великолепная статуя Менелая и никакое иное великое зрелище.

Все свершающие обряд нимфы должны были остаться у этого чудесного входа, или главного царственного портала, а божественный Повелитель, возлюбленная его Психея, мы и две нимфы, что нас связали, вошли в ликовании и великом блаженстве. Только в этом святилище проемы между колоннами были без просветов, но окружены стенами и закрыты плитами благородного камня, что уже был упомянут. Оттуда прошли мы под сводом к другому дверному проему, верх которого смыкался с перголеттой, как ее называют, равной с ним высоты.

 

 

Искусствознание 2/05. С. 446-450

© Б.М. Соколов. Перевод, комментарии. 2005 г.

-----------------------------------------------------------------

35 Сцена жертвоприношения, совершаемого фавнами и нимфами, показывает борьбу благочестия и сладострастия — переживаний, которые постоянно обуревают героя и составляют основной конфликт романа. Ср.: Ariani-Gabriele. P. 1044.

36 Особенности архитектуры этого и других зданий, которые описывает Полифил, соответствуют теории и рекомендациям Л.Б. Альберти (Ariani-Gabriele. P. 1044-1045).

 

 
© Б.М. Соколов - концепция; авторы - тексты и фото, 2008-2019. Все права защищены.
При использовании материалов активная ссылка на www.gardenhistory.ru обязательна.